Главная / ОБЩЕСТВО / ЛЮДИ ЗЕМЛИ УСПЕНСКОЙ / Сегодня и года уже седы с тех пор, как минула война…
DSC_0017

Сегодня и года уже седы с тех пор, как минула война…

— На моем веку чего только не было! — так начала свой рассказ труженица тыла, проживающая в селе Маламино, Ольга Николаевна Таратухина (в девичестве Рыжкова). — Семья, в которой я выросла, была большая: в общей сложности родилось тринадцать детей, но только десять из них остались в живых.
В 1937 году Рыжковы переехали из Воронежской области на Украину, где жили в большом доме, ранее принадлежавшем кулакам, а впоследствии изъятым у них и отданным затем большой семье. Здесь уже родились еще два брата Ольги Николаевны: Витька и Ленька. А когда пришли немцы, вмес­те с ними вернулись в родной-чужой дом и кулаки. К тому времени старший брат и отец уже ушли на фронт, откуда они и не вернулись.
— Пришли бумаги, что без вести пропали, — продолжала вспоминать наша собеседница. —
Куда нам было деваться без крова? Побежала мать (звали ее Акулина Митрофановна) к председателю: он бедарку «сделал». А что и кого на той бедарке можно увезти? Пятилетний Витька, двухгодичный Ленька, да шестилетняя Шурка были главными пассажирами на небольшом транспорте, запряженном коровой. Ехали мы так 22 дня. Уж и до Воронежа недалеко было. А у нас продукты закончились. Мать меня посылала по дворам: «Иди, попроси хоть что-нибудь, а то мы детей не довезем…». У Леньки уже ноги опухли. Принесу какой кусочек хлеба, он ест, а у него ручонки от голода так и трусятся…
От Россоши мы ехали еще дня четыре до Воронежа. Город остался справа, а мы повернули к родному хутору, где жили до отъезда на Украину — он назывался Дмитриевка Острянского района. А было в нем 400 дворов. Нашу хату немцы сожгли, помогли с ремонтом немного родственники. Да что-то потом колхоз дал. Через время добрались до Дмитриевки и брат с сестрой, которые были чуть старше меня. Это был 1942 год.
Конечно, наши пришли, освободили и хутор, и район — курс у них был один: на Берлин. Мы же работали, как все: всё —
для фронта. Мать подвозила на коровах снопы на ток, брала меня с собой помогать. Дело было уже зимой: ток заливали водой, а как она замерзнет, на лед выкладывали снопы, и женщины и старики цепами молотили рожь. За такую работу в день матери выдавали по пять килограммов зерна ржи. Высушим мы рожь в печи, на ручной мельнице крупы намелем — вот и каша по варианту мамалыги. Так благодаря ржаной мамалыге и остались живы Витька да Ленька. Сколько нужды народ в те годы хлебнул — ужас! Что на фронте, что в глубоком тылу…
Да и на Кубань все та же нужда нас заставила перебраться. Первой, так сказать, «на разведку», сюда приехала тетя Рая Журавлева. За ней потянулись Молозины, Сотниковы, мать с младшими детьми, люди из других сел — их тут много… А в 1961-м приехали сюда и мы семьей, на хуторе Первокубанском хатку купили (я замуж вышла в пятидесятом за бывшего фронтовика-зенитчика Василия Артамоновича Таратухина, который здесь в колхозе имени Калинина сначала работал управляющим, а потом 25 лет почту возил). Сюда привезли наше главное богатство: сына Александра, дочь Антонину да близнецов Машу и Лешу, а Сережа уж здесь родился.
Так и жили потихоньку до наводнения 2002 года. Хутор снесло водой. Перебрались в Маламино. И вновь начинать с ноля пришлось: во время воды все порастеряли. Даже от наград остались одни удостоверения — их успели с собой вынести.
Бережно перебираем мы уцелевшие документы. Основным источником сведений о боевом пути Василия Артамоновича, конечно, стал его военный билет, в который внесены записи о службе во время войны в 965-м зенитно-артиллерийском полку, о награждении орденом Оте­чественной войны
II сте­пени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», многими юбилейными, о том, что в марте 1952-го был принят бывший сержант в члены КПСС.
— В 1943-м году призвали на фронт с воронежского хутора Дмитриевки кроме моего мужа многих ребят, — продолжает Ольга Николаевна. — Двадцать два человека мы тогда проводили. Домой вернулись они все как один: двадцать два. Счастливый призыв оказался.
О своей мирной жизни наша собеседница рассказывает очень кратко: мол, как все, работала в колхозе, умалчивая о том, что была занесена в Книгу Почета колхоза имени Калинина, что в 1967 году удостоена «Медали материнства» II степени, что Родина оценила ее работу для фронта и Победы медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», а в мирное время — званием ветерана труда.
— Жизнь пролетела быстро, — кивает головой наша собеседница. — Дети подарили нам десять внучат, растут шестеро правнуков. Да ради них, ради детей мы и жили-то! Дети у меня хоть и не ученые, но к труду сызмала приучены, хорошо знают цену и заработанным деньгам, и жизненному счастью. Русский человек сильный. Он все выдержит. Лишь бы войны проклятой больше не случилось!
С.УСОВА.
Фото Е.Мерзлякова.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Яндекс.Метрика