Главная / ОБЩЕСТВО / Память - это мы! / «Давно уже закончилась война…»

«Давно уже закончилась война…»

Патриотическую акцию «Рассвета» «Память ­ это мы!» одними из первых поддержали жители села Успенского Людмила Ивановна Бугрова и ее дочь Светлана Вячеславовна Попова.

«Я не умею писать статьи, ­ читаем мы в своеобразном предисловии, которым предварила Людмила Ивановна небольшую новеллу­воспоминание о своем отце, Иване Петровиче Холодове. ­ Чаще пишу в духе повести или рассказа. Все, мною написанное, основано на истинных событиях. Многое я сократила. Однажды меня осадили, сказав, что все это теперь не интересно. Мол, все это уже не нужно молодежи и старикам. Видимо, мою собеседницу больше волнует современная мещанская сентиментальность, а вся героика прошедших времен уже не нужна!

Я родилась в 1936 году. Давно уже живу, но из ума пока не выжила. Великую Отечественную войну помню хорошо, так как отношусь, как теперь говорят,
к категории «детей войны». Нас осталось очень мало. Многие больны, с провалами в памяти. Но я, прожив долгую жизнь, как сейчас помню эту войну, нашу с мамой эвакуацию, возвращение отца с фронта, тяжелое послевоенное время и многое другое.

Мой сын бережно хранит награды деда. А детям я все рассказала».

Сегодня с одним из рассказов Людмилы Ивановны мы знакомим и читателей «Рассвета».

 

Как это было

Задумывались ли вы о том, что вы знаете об истории вашей семьи? Что вы знаете о своих родителях, предках, близких и дальних родственниках? Мы часто в повседневных заботах не размышляем на эту тему и вспоминаем о родных лишь тогда, когда нам что­то надо от них. А что же тогда ждет наших детей и внуков?

Так было и в том случае, когда я случайно узнала от чужого человека о том, как начал воевать отец в Великую Отечественную войну.

Шел апрель 1978 года. Отец ­ Иван Пет­рович Холодов ­ доживал последние дни своей жизни. Рак четвертой стадии не щадит никого… Он лежал в больнице, решался вопрос о назначении обезболивающего средства. Я пришла к нему, чтобы немного подбодрить, сидела на краю его кровати. В этот момент в палату со шприцами вошла старенькая медсестра-­фельд­шер из Коноково ­ Мария Терентьевна (она подрабатывала на дежурствах, так как средних медработников не хватало).

Когда она подошла к кровати отца, то вдруг замерла, всматриваясь в его лицо, а потом воскликнула: «Ваня, Холод! Ты живой!» Он же, взглянув на нее, сказал: «Девочка с крестиком! Как видишь, пока еще жив». Я изумленно вскочила. А Мария Терентьевна буквально упала на край его кровати, обняла и заплакала. Он тоже не мог сдержать слез.

И тут они оба наперебой стали рассказывать мне о том, как познакомились…

 

След истории, след войны

­ Вот видишь, ­ сказал мне отец, ­ сколько лет прошло после войны, а след ее остается до сих пор!

…Иван Петрович Холодов родился в 1910 году на хуторе Южном в казачьей семье. Еще в XVIII веке по императорскому распоряжению была послана часть казачьего войска из Запорожской Сечи на Кубань для защиты переселенцев из России от набегов турков. Дед Ивана, Николай Холод, был тогда атаманом, и казаки под его началом организовали хутора, которые назвали так: Клёновский, Хатчик, Южный, Веселый. Уже при советской влас­ти был образован хутор «Утро коммуны». Многие жители Успенского района несут оттуда свои фамилии: Барсуковы, Зайцевы, Чухмистеровы, Прихленко, Пшеничные, Сергунцовы и другие. Но это ­ небольшая историческая справка.

Судьба же Ивана сложилась так. По окончании четырех классов церковно­-приходской школы в 1929 году его призвали в ряды Красной Армии, служил под Ереваном в войсках НКВД. А в 1932 году был направлен в Казань, в училище НКВД, которое закончил в 1934 году. До 1938 года служил он в тех же войсках в Казани. В 1934­-м женился на Вере, нашей маме.

В 1938­-м началась война с белофиннами. Отец в ту пору командовал ротой, участвовал в штурме укрепрайона, линии Маннергейма. Был тяжело ранен, обморожен. После госпиталя вернулся в Казань, где вновь служил в НКВД командиром батальона охраны порохового завода.

В марте 1941-­го он демобилизовался по ранению и уехал вместе с женой, дочерью и сыном на родину к родителям. Здесь ему, как опытному военнослужащему, предложили заведовать ДОСААФом («Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту» ­ прим. редакции). Он согласился.

Но длилось это недолго: 22 июня началась Великая Отечественная война, отца вызвали в военкомат и направили в Армавир на призывной пункт. В НКВД г.Армавира он получил приказ оставаться на службе до прихода оккупантов. А фашисты уже рвались на Кавказ. Ивану было приказано с началом оккупации уничтожить все архивы военкомата и НКВД, которые не успеют вывезти, а оставшихся сотрудников организовать в отряд, чтобы могли ему помочь.

Как только фашисты начали бомбить Армавир, отец, как опытный военспец, приказал собрать в военкомате всех сотрудников, вынести все архивные документы, а также и все милицейские архивы, и сжечь их.

Перед своим наступлением фашисты пускали вперед подразделения румын, мадьяр (венгров) и итальянцев («макаронников», как называл их отец). Вся эта шайка неслась в город грабить и убивать.

Их встретил маленький отряд из сотрудников военкомата, милиции и пожарной части. Бойцы его были немолоды: молодежи в городе почти не осталось: всех призвали в армию или эвакуировали. И они приняли неравный бой и победили в нем, так как у всех был немалый боевой опыт. А в дополнение к скудному своему арсеналу добыли еще и оружие. Даже мотоцикл прихватили, посадили в него легкораненых. Иван сказал, что выведет всех через  Успенский район, потому что хорошо знает эту местность.

Отец говорил, что шли через Вольное и Марьино благополучно, но в Коноково их настигла немецкая моторота на шес­ти мотоциклах. Тут уж завязался нешуточный бой… Дрались не на жизнь, а на смерть, вновь были раненые, но все-­таки эту мотороту уничтожили.

 

«Девочка с крестиком»

Забрав боеприпас, решили идти дальше. Как вдруг среди них появилась невысокого роста девочка с санитарной сумкой, на которой был крест, и стала помогать раненым. Все ее звали девочкой с крестиком. Работала она умело: всех перевязала, всем помогла. И все запомнили ее лицо ­ всё в щербинках от оспы. «Девочка с крестиком» отряд не оставила: приказала сделать носилки ­ шинели к толстым веткам привязали и на них понесли раненых.

Отец повел всех к мосту. Когда его перешли, то решили взорвать со стороны леса. Взяли немецкие гранаты на длинных деревянных ручках, связали «букетом», а в его середину вложили нашу «лимонку» с выдернутой чекой и под мост бросили. Догонять отряд стало уже трудно. Ушли в горы, шли на Маныч: там еще была наша Красная Армия.

Шли ночью, а днем прятались в лесочках: немецкие самолеты бомбили… На самодельных носилках несли раненых. «Девочка с крестиком» ­ фельдшер Мария Терентьевна ­ оказывала им помощь. Через два дня вышли к Манычу, встретились с регулярными частями красноармейцев.

«Девочку с крестиком» вместе с ранеными в госпиталь отправили, а отца и других членов отряда ­ срочно под Москву. Так он попал в Лосиноостровский район.

 

«Почему не погиб?»

Все время Ивана мучила мысль, что же с семьей, остававшейся в оккупационной зоне. Судьба же его самого сложилась далее трагически. После того, как врага отбросили далеко от столицы, по распоряжению Политбюро провели жесточайшую проверку всего комсостава, воевавшего под Москвой. Отца тоже вызвали в ОГПУ, допросили и потребовали объяснить, как это он вышел живым из оккупационной зоны, да еще и отряд вывел. Спрашивали: почему не погиб в боях? Не учли даже то, что он вывел весь свой маленький отряд живым…

Обвинили в предательстве и отправили в штрафбат на Ладогу. Там он попал в один батальон с будущим генералом Рыбалко, в те времена бывшим еще полковником. Его тоже обвинили в том, что он не погиб в танковом бою на границе, потерпел поражение и вместе с оставшимися в живых товарищами отступил, лесами вышел к своим.

В то время очень просто было попасть в штрафбат. Считалось так: раз не ранен и не погиб ­ значит, предатель.

В штрафбате отец провоевал до нояб­ря 1943 года. Но далее это будет уже совсем другая история.

 

Имя в «Книге Памяти»

 

Так закончила свой рассказ Людмила Ивановна Бугрова. Но думаем, что к нему нужно добавить еще несколько фактов, чтобы он был максимально полным. Имя Ивана Петровича Холодова занесено в «Книгу Памяти» Успенского района. В ней записано, что старший лейтенант И.Холодов демобилизовался в мае 1945 года. Награжден орденами Отечественной войны II степени и Красной Звезды, пятью боевыми медалями. В мирное время работал в колхозе «Путь Ленина». Умер в 1978 году.

С.ПАВЛОВА.

Фото предоставлено С.Поповой.

Оставить комментарий

Общественно-политическая районная газета «Рассвет»   Войти