Главная / КУЛЬТУРА, ИСТОРИЯ / КАБЛУЧОК / Сколько весит пчелиный рой, или В моде ли нынче романтика

Сколько весит пчелиный рой, или В моде ли нынче романтика

Седьмого февраля 1986 года переехали из Армавира в Успенский район Александр и Марина Шишкины. Молодую семью в сельскую местность привели романтика и… пчелы. Или, может, даже наоборот: пчелы и романтика.
— Не лежит у меня душа жить в городе, тянет в село, чтобы были рядом лес, река, горы, как у нас в Веселом! —
смеется Александр Евгеньевич. — Да и еще одна причина для этого появилась. После того, как я пришел из армии, подарили нам на свадьбу люди улей: знали, что мечтал пасекой заниматься. Вот так больше тридцати лет и держу пчелок, сейчас семьдесят ульев стоят за Армавиром. Я считаю, что такое стремление вполне нормально: кто-то увлекается кошками, кто-то — собаками, попугаями, рыбками, а я вот —
пчелами. Не знаю, откуда передалось это, в семье нашей больше никто такого желания не изъявил. Может быть, потому, что я люблю природу просто, — и все!

Как все начиналось

Сначала работал Александр Евгеньевич на пасеке племовцесовхоза «Кубанский», а в 1992 году сдал ее и занялся фермерством, получив землю по паю. Около пятнадцати лет назад Шишкины перевели растениеводческое крестьянское хозяйство в пчеловодческое, так и назвав его: «Пчелка».
Знания в новом для бывшего горожанина деле приобретались постепенно:
— Долго я по граблям ходил, — рассказывает об этом периоде А.Е.Шишкин. — Спотыкался, падал, ошибался —
делал из всего выводы. Никогда не стеснялся общаться с пчеловодами — и с начинающими, и со старыми, знающими. Если мог, и сам давал советы. И сейчас всегда стараюсь делиться опытом, чтобы люди не наступали на те грабли, на которых уже я побывал.
Жизнь заставляет не только постоянно учиться и «крутиться», но и быть еще и натуралистом-любителем. Без «Дневника природы», который мы все с неохотой вели в школе, пчеловоду — никак.

— Пчелы в этом году перезимовали хорошо, — продолжает мой собеседник. — И дело не в том, что зима была теплая. Я привожу из своих «экспедиций» хороший мед, на котором пчелы хорошо и зимуют. Наш кубанский, из-за того, что в него попадает много подсолнуха, быстро кристаллизуется. Пчелы начинают переживать, прибаливать и ослабевают. А на «привозном» медку этого не бывает. Есть и еще одна причина нашего кочевья. У нас горные растения с каждым годом все хуже выделяют нектар. И не только горные. Здесь несколько причин. Я веду специальный дневник, куда записываю все свои наблюдения.
Вот, давайте разберемся с акацией. Считай, два года ее не было: в позапрошлом она подмерзла, а в прошлом зацвела 5 мая — это очень рано, это аномалия. Для нашей местности норма цветения этого дерева приходится на двадцатые числа мая. Минувшей весной акация распустилась вовремя, но, посмотрите, что творила природа! Три дня ветрюган дул, пооббивал всю кашку. О каком взятке можно вес­ти речь? Правда, майский мед мы качали; на первой же ярмарке выходного дня, как вынесли, он нарасхват ушел. Но все равно на днях в путь-дорогу тронемся.

Тема года «Рассвета»:
«И себя, и страну накормим!»

— Правильно сказал Владимир Владимирович Путин, что трудности только сплачивают наш народ. А если коротко да без грубых слов, то дураки, кто эти санкции придумал. Вот и все! Людям, наоборот, нужно дружить, общаться, развиваться, но не жить, как собаки. Человек отличается от всего животного мира чем? Разумом! Вот я по этому поводу сейчас немного процитирую отца Расула Гамзатова. Гамзат Цадаса писал: «По виду мышц оцениваем разом двужильного коня или вола, а сила человека — это разум, способный отличить добро от зла!». И введение санкций ничем не кончится. Возьмите этапы развития нашей страны за прошедшие десятилетия. Чем больше ее «зажимали», тем крепче она становилась. Но для этого НАДО знать ее историю и историю мира.

География пчелиных путешествий самая разно­образная: Калмыкия, Самарская область, Башкирия и Оренбуржье, Лазаревское. Для переездов используются «Урал» и специально оборудованный прицеп — пчелиный домик на колесах, в котором все 70 ульев располагаются в три этажа.
— Увеличивать пасеку, конечно, можно, — размышляет пчеловод, — но какой в этом смысл, если будет «хромать» сбыт. Сейчас он у меня налажен: торгуем на ярмарке выходного дня, по хуторам, мед уходит в Краснодар, Чечню, Дагестан и Ингушетию. Туда берут оптом, а здесь мы уже в розницу продаем. Я стараюсь «брать» клиента за счет эксклюзива. В местном меде очень и очень низкая рентабельность, поэтому мы и выезжаем с пчелками.
Привозим несколько сор­тов: татарник-осот-лопух; в этом году каштан будет; бывает липа с кипреем (в прошлом она не дала — холодно было, а сейчас надеюсь успеть); гречка с подсолнухом да гречка с татарником… Четыре раза был и на Украине, на Западную Украину ездил всегда за племматериалом, привозил пчелу Карпатку, но из-за последних событий туда уже не поеду.

Кино и слайды

Свободная кочевая жизнь с 2002 года фиксируется в фотоальбомах и на кинокамере. Долгими зимними вечерами просматривают их супруги, вспоминая приключения знойного лета и любуясь природными красотами. А пейзажи, по словам Александра Евгеньевича, встречаются просто бомба. В особенности — на нашем Черноморском побережье.
— Вот, смотрите, так цветет каштан съедобный, — показывает А.Е.Шишкин очередную фотографию. — Каштаны есть очень древние, некоторым по пятьсот лет насчитывается. Но взять хороший мед с каштана — целое искусство. Каштан выделяет нектара очень мало, к тому же его смывают еще и практически ежедневные дожди. Вот и стоит в восьмикилометровом горном ущелье (как от нас до Успенского) до пяти тысяч пчелосемей. Красиво, но и хлопотно! А это — дикий поросенок. А вот и два енота, которые жили у главы тамошнего сельского поселения на цепях. Кстати, там 24 июня 2007 года в четыре утра у меня волки собаку съели.
Месяцем отдыха, несмот­ря на ежедневные хлопоты, называет нахождение с пасекой на побережье Александр Евгеньевич. И долго рассказывает о целебных свойствах каштанового меда, в котором в большом количестве содержится необходимый кубанскому организму йод. Да приводит такие цифры: с 25 ульев в один год он взял 350 килограммов меда, а вот в другой — кратно меньше, всего 130. Причиной стали как раз те самые дожди.

А в Башкирии поразил кубанца цветущий кипрей. Дикий в природе, как у нас свинорой, он покрывает землю изумительным сиреневым ковром. Пробовал пчеловод развести его у нас, да не прижился «новосел» на хуторе: нужны ему большая влага и более низкая температура. А вот липы принялись. Юные деревца привозил он и себе, и соседям по их просьбе. Кто поливал, у того сейчас на подворье или за забором они радуют глаз и обоняние во время цветения.

«Живем — колотимся…»

— Так и живем, колотимся по мере сил, — улыбает­ся А.Е.Шишкин. — Главное, жить надо в радости и получать от этого удовлетворение. У нас две дочери выросли, две внучки подрастают. Старшему зятю пытаюсь передать свое дело. У него сейчас 37 ульев, пчеловодческий прицеп, как и у меня.
Земляки называют Александра Евгеньевича неугомонным человеком. А он в ответ смеется, поправляя: «Воодушевленный жизнью». По-другому, наверное, и не скажешь. Минувшей осенью его избрали депутатом местного совета. Он — член партии «Единая Россия». Как депутат и единоросс отстаивает интересы веселовцев, не боится по несколько раз возвращаться к тем темам, которые кажутся нерешаемыми: а вдруг да найдется выход из ситуации?
И все-таки главным делом своей жизни по-прежнему считает он пчеловодство.
— Знаете, сколько пчел в одном килограмме роя? — спрашивает А.Е.Шишкин, показывая фотографию этой пчелиной «бороды». — Десять тысяч! Как узнал? Да просто взвесил!
С.УСОВА.
Фото Е.Мерзлякова.

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Общественно-политическая районная газета «Рассвет»   Войти