Главная / КУЛЬТУРА, ИСТОРИЯ / ЖИВАЯ ИСТОРИЯ / Читая письма фронтовые…

Читая письма фронтовые…

Передо мной фронтовые письма. Их много. Это семейная реликвия, бережно хранимая не один десяток лет. Я не знала своего двоюродного брата, потому что родилась уже после его гибели. Узнать о нем помогают письма да архивные документы.
«Севальнев Сергей Николаевич — рядовой, разведчик 318-й отдельной роты 304-й стрелковой дивизии, по предварительным данным, захоронен в районе н.п.Берувка, что в 6 километрах юго-западнее г.Ясло, Польша». Это данные ЦАМО от 13 ап-­
реля 1990 года. Здесь же указано, что он награжден медалью «За отвагу» за №1065485 и орденом Славы III степени (номер ордена — 136340).

«…Мы выступаем
в бой»

Письма Сережи напоминают мне военные сводки. Приведу небольшие цитаты из них. Самое раннее из сохранившихся датировано 30 июня 1943 года: «…29 июня 1943-го наша часть за бое­вые заслуги награждена орденом Красного Знамени, теперь наша часть стала Краснознаменной».
12 ноября 1943 года он сообщает: «Ванюшка
10 октября за Темрюком под ст.Голубицкой убит со стороны Азовского лимана, если кого из них увидите, передайте».
Это его ровесник из станицы Убеженской Успенского района, а, возможно, и родственник. Кто мог стрелять, ведь Кубань к тому времени была уже освобождена от немцев? Значит, свои враги нашлись на своей же земле. Ванюшка, наверное, был таким же, как мой брат, восемнадцатилетним призывником 1943 года. Но перейдем от моих комментариев снова к фронтовым письмам.
22 ноября 1943 года Сережа писал матери: «Добрый день, родная. Письма твои получил все, но не давал ответа, потому что не было времени. Были все время занятия, с 5 утра до 11.30 вечера, а сейчас занятия закончились и едем. Пишу письмо из Тихорецкой, из эшелона». 1 октября 1943 года: «…Нахожусь вместе с Михаилом Тарасовым. Он был немного контужен, сейчас ничего» (кто-то из наших земляков или родственников из станицы Убеженской).
20 февраля 1944 года шлет привет с 1-го Украинского фронта: « Я сегодня должен получить медаль «За отвагу». Это письмо было адресовано отцу, который тогда находился в кисловодском госпитале; здесь же добавлено: «Тарасов Михаил погиб во время прорыва вражеской обороны 1-м Украинским фронтом».
24 апреля 1944 года: «Папа, хотя вкратце опиши за всех родных, которые там, где и я». 10 июня 1944 года: «Добрый день, дорогие родители. Папа и мама, не обижайтесь, что долго не писал писем, у меня не было времени. Хотя мы и не на передовой, но и в тылу мы воюем». 7 августа 1944 года: «Папа, не обижайтесь, что очень редко стал писать. Сейчас мы выступаем в бой, т. е. на передовую».
15 августа 1944 года: «Не обижайтесь, что вам долго не пишу — у меня нет времени». 12 сентября 1944 года: «Пока идем вперед. 8 сентября была артподготовка, и 1-й Украинский фронт пошел». 27 сентября 1944 года: «Добрый день, дорогие родители, папа и мама. Я пока жив, здоров, чего и вам желаю. Погода у нас, то есть в Польше, очень плохая. Начались дожди. От нас через несколько километров чехословацкая граница. Мы, маленькая разведгруппа, были в тылу врага, за что правительство наградило меня орденом Славы III степени».

«Благодарим вас
за воспитание мужественного воина»

Это было последнее Сережино письмо, которое сохранилось в семейном архиве. Но есть и еще одно послание с фронта Великой Отечественной войны, адресованное родным «нашего боевого товарища Севальнева Сергея Николаевича»:
«Ваш сын, а наш боевой товарищ, Севальнев Сергей Николаевич, показал себя в борьбе с немецкими захватчиками смелым и храбрым воином Красной Армии, преданным делу нашей Родины.
При выполнении боевых задач Ваш сын, а наш боевой товарищ, всегда старается быстрее их выполнить и нанести врагу большие поражения.
Товарищ Севальнев не раз ходил в тыл врага и приносил ценные сведения о противнике. За храбрость и мужество, проявленные в борьбе с кровожадным фашизмом, удостоен правительством награды — ордена Славы III степени.
Наше подразделение гордится Вашим сыном и его боевыми действиями.
Тов. Севальнев пользуется в нашем подразделении товарищеским уважением.
Посылая это письмо, мы, бойцы и командиры, благодарим Вас за воспитание храброго и мужественного воина Рабоче-Крестьянской Красной Армии т.Севальнева.
Пишите нам по адресу: полевая почта 33106-Б,
Командиру (фамилия плохо просматривается).
Ком. части (подпись прочитать невозможно).
29 сентября 1944 г.».
К сказанному хочу добавить пояснения о разночтении в Сережиной фамилии: Севальневым он значится в документах ЦАМО, хотя в его письмах стоит подпись Сивальнев. В свидетельстве о рождении моего дяди Николая Федоровича, отца Сережи, фамилия — Сивальнев.

Уходили
на фронт семьями

Защищали Родину и два брата моей мамы. Николай Федорович вернулся домой инвалидом 3-й группы: руку ему сохранили, но работать ею он не мог. Младший брат, Павел Федорович Сивальнев, был призван в армию в 1937 году, в 1941-м все ждали его возвращения, но демобилизовали дядю только в 1945-м. Он получил легочное ранение и до конца жизни носил в себе осколок, а с собой — вторую группу инвалидности «в подарок» о войне.
Моему двоюродному брату в этом году должно было исполниться 90 лет, но он не дожил даже до
20-ти. Держу в руках маленький серый листок бумаги — извещение о том, что 30 октября 1944 года Сивальнев Сергей Николаевич погиб. Не поверил отец в гибель сына, и вот второй документ, если так можно его назвать: «Получив от вас письмо, в котором вы спрашиваете о судьбе своего сына Севальнева Сергея Николаевича, сообщаю, что он проходил службу в в\части 33106-Б и при исполнении боевого задания погиб смертью храбрых в борьбе с немецкими захватчиками 28 октября 1944 года. Делопроизводитель в\ч 33106-Б — Цымбал».
Это подтверждает факт, что кто-то из сослуживцев Сергея, наверное, станичник, рассказал матери о его смерти после изуверских мучений, принятых от фашистов. В хате дяди висел портрет сына, но о его гибели никто из родни никогда не говорил: это было своего рода табу.
Мне об этом рассказала тетя, последняя из нашего старшего поколения, незадолго до своей смерти. Сережа был единственным ребенком в семье. В его честь в нашем роду появились два Сережи: племянник и внук.
Смотрю на фотографию 1943 года… Нынешние десятиклассники взрослее моего брата. Буду благодарна всем, кто может что-то дополнить о Сергее Николаевиче Сивальневе или других родственниках из когда-то большого казачьего рода, проживавшего в станице Убеженской. Мне удалось документально установить только три фамилии: Панарины, Сорокины и Сивальневы. Знаю, что предки пришли на Кубань с Дона, были в числе основателей станицы.
С уважением,
Эвелина Арсентьевна КОВАЛЁВА,
жительница станицы Чепигинской Брюховецкого райо­на.

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Общественно-политическая районная газета «Рассвет»   Войти