Главная / НОВОСТИ / АКТУАЛЬНО / В Канаде, конечно, хорошо… Но: «Дым Отечества нам сладок и приятен!»

В Канаде, конечно, хорошо… Но: «Дым Отечества нам сладок и приятен!»

Из Успенского до Торонто я добирался нынешним октябрем почти двое суток. На перекладных, конечно, самолетах. Сначала Минводы, потом — Питер, Франкфурт-на-Майне, и заключительные 8 часов в воздухе уже до Северной Америки. Внизу промелькнули коричневая Европа, потом — чуть зеленая Англия, следом — белая Гренландия, и вот она, страна кленового листа, в которой живут дочь Любовь, внучки, зять Илья. Полчаса езды из аэропорта, и я, наконец, в уютном домике родных в городке Орора, который русские называют «Авророй» (в 50 километрах от Торонто).
На фасаде коттеджа сиял багряной кроной клен, у двери выстроились тыквы, а территорию вокруг украшал изумрудный газон. Эти атрибуты я потом буду встречать везде, где приходилось ездить по второй после России стране (по площади).
Через два дня, когда в моей голове «устаканилось» местное время, все мы дружной семейной ватагой в 5 человек на просторном автомобиле «Караван» отправились из провинции Онтарио в столицу Оттаву. А через день двинулись в сторону Монреаля, относящегося уже к другой территории — Квебеку. Девятьсот километ­ров пути стали, по сути, главным знакомством с Северо-Американским континентом.
За окном авто, как и у нас на Транссибе, шел лес, лес и еще раз лес, правда, в основном лиственный, с преобладанием кленов. На длинном пути не раз мелькала голубая гладь огромного озера Онтарио и небольших речек. Сразу вспомнилась статистика: по запасам пресной воды на Земле Россия с Канадой находятся на почетных втором и третьем местах соответственно, уступая лишь Бразилии. Канадская водичка оказалась вкусной и чистой, ее пьют прямо из крана.
Столица запомнилась центральной площадью с изумительной травкой, скульптурами, зданием парламента в английском стиле, отсутствием пробок и суеты. Гораздо больше эмоций возникло в Монреале, где небоскребы соседствовали с французским барокко, а башни отражались в полноводной реке Святого Лаврентия. Оттеняли всю эту архитектурную эклектику пылающие резные листья клена: на деревьях и повсеместно на флагах. Гидом в данном оригинальном городе стала шестилетняя внучка Маргарита, кстати, дважды гостившая у меня в Успенском. За два года разлуки она выросла и преуспела во французской школе. Мы вместе бродили по каменной набережной, витиеватым мостикам, кормили чаек, сидели в симпатичных маленьких кафе, где отдыхали потомки парижан и марсельцев. Рита уверенно «щебетала» с официантами на языке Бальзака и Мопассана, а я радовался такому прог­рессу девочки, так как сам мог лишь с трудом изъясняться на английском.
В Монреаль нас привел не только туристичес­кий интерес, но и приглашение друзей Любы, супругов Светланы и Фрэнка, вместе встретить праздник Благодарения. Судьба свела эти две молодые семьи два года назад именно в Монреале, им даже пришлось пожить в одном доме. Дочь и зять бесконечно благодарны, что так все получилось и им встретились в трудный первый год эмиграции отзывчивые прекрасные люди, ставшие словно родными.
Мне они с первых минут встречи также пришлись по душе — приветливые, разумные, добрые. Фрэнк, профессор местного университета, сам запек в духовке индейку и подкладывал гостям лучшие кусочки. Света предлагала отведать русских блюд, любимых в родном ее Архангельске (в этом городе симпатичная пара образовала семью, потом пожила в Южной Корее и вернулась на родину Фрэнка в Канаду). Тут они купили дом, родили троих сыновей, с которыми быстро подружились мои внучки. Вот так, на берегу красивой полноводной реки Святого Лаврентия, образовался северный дружес­кий альянс, состоящий из выходцев из Архангельска, Чукотки, Иркутска и провинции Альберта Страны кленового листа. Правы мудрецы: «Мир тесен».

Дорожный сервис и не только

Возвращаясь в Онтарио, приходилось фиксировать дорожные особенности, незнакомые правила, сервис на трассе. Бензин на встречающихся колонках стоит почти доллар, но канадский (наши 50-52 рубля), совсем запрещена реклама на автобане, никто не останавливается на обочине, где можно сходить «до ветра», зато много поворотов на заправки, в кафе и магазины, где обязательно есть туалет. Лес вокруг частный и огорожен проволокой, а все заезды в него оборудованы шлагбаумами. Костров никто не зажигает: они запрещены везде, в том числе и на подворье.
На перекрестках дорог без светофора водителей со всех четырех сторон ждет знак обязательной остановки — безоговорочный и трепетный приоритет пешеходу. На трассах, ближе к большим городам, есть выделенные полосы движения, по которым можно ехать только шоферам с пассажирами, если ты за рулем один — двигайся в общей массе. Думаю, что российскому водителю небольшая перестройка потребуется — на местных дорогах армада машин плавно идет в пределах одной разрешенной скорости, а агрессивное вож­дение квалифицируется как нарушение ПДД. Поэтому, а еще по причине хороших дорог и вежливос­ти участников движения, качественной техники, в стране мало аварий и жертв на дорогах.
А ведь машину, а иногда и не одну, тут имеет каждый житель. Преобладают американские авто: «Бьюик», «Форд», «GCM», «Додж», «Кадиллак», «Шевроле», а следом идут японские марки. В целом цены на машины умеренные, большинство покупок совершается в кредит. Я с изумлением узнал, что сосед дочери при мне купил четырехлетний крутой «Мерседес» повышенной проходимости за 21 тысячу долларов. У нас таких цен, увы, нет.

В «Ями» — кубанский горошек!

Еще сидя в кресле самолета немецкой компании «Люфтганза» с пассажирами из Африки, Палестины, Индии и Китая и наблюдая на мониторе движение громадного двухпалубного «Боинга-747» над турбулентной Атлантикой, я представлял себе Канаду страной хоккеистов, лесорубов, сироповаров. Приземлившись в редкостном по архитектуре аэропорту Торонто и проехав на машине до «Ороры», внутренне посмеялся над собой. По обе стороны трассы шли к горизонту поля, стояли животноводчес­кие фермы, предприятия по приготовлению кормов, работала разная сельскохозяйственная техника. Родня просветила быстро: второе место по экспорту продовольствия в мире, особенно пшеницы.
Посетив местные «плазы», то бишь торговые цент­ры, увидел широчайший ассортимент еды. Большинство продуктов было местного производства. В том числе и в русском магазине «Ями»: не станешь же везти соленые огурцы за тридевять земель, как и ржаной хлеб, мясо, свежее молоко, а подстроиться под вкусы эмигрантов канадцы умеют, благо сами когда-то приехали из далеких Европы и Азии.
На полках увидел много консервированной продукции из России: сгущенку из Орловской области, кедровые орешки из Сибири, зеленый горошек из Краснодара, конфеты из Москвы. Наши соотечественники (их полмиллиона), кто привык к пельменям или холодцу, дискомфорта тут не ощущают — все есть: оливье, винегрет, селедка, сало… Ну, а гурманы находят отдушину в магазинах натуральных продуктов, произведенных с применением органичес­ких удобрений и без стимуляторов роста. В Питере и Москве такие уже также начали появляться.
Но фермы, как выяснилось в первые же дни пребывания на севере американского континента, — это не только распаханная земля, животноводческие комплексы, но и хорошо оформленные площадки для отдыха детей и взрослых, буфет, выставки старинной сельхозтехники и даже пушки, стреляющие… тыквами. Так фермеры рекламируют продукцию и невольно выполняют профориентацию. Целыми семьями приезжают к ним посетители, чтобы совершить покупки не в стандартном шопе, а в стилизованной лавке, где красиво выставлены овощи и фрукты, где, как свечи, висят кукурузные початки да стоят в углу могучие снопы пшеницы.

Любопытно, что вся эта снедь украшается смешными куклами в человечес­кий рост — персонажами из мультфильмов, книг и телепередач. Смотрится все очень весело.
— А как это в общую компанию кукол затесался хоккеист с клюшкой, опирающийся на яблоню? —
спросил я у фермера в ковбойской шляпе.
— Все мы, живущие в Онтарио, болеем за одну команду «Торонто Мейп Лифс», и напомнить это посетителям совсем не лишне, — объяснил с улыбкой работник фермы «За поворотом».
Про эту знаменитую команду, кстати, и без таких напоминаний знают и у нас в стране, так как за нее в разные времена выступали советские и российские хоккеисты.
В целом в окрестнос­тях Ороры удалось посетить 4 фермы. Особенно запомнилась яблочная: красотой планировки сада, вкусными сочными плодами десятков сортов, окружающим лесом, голубым небом. Сами яблони —
очень низкие, видимо, специально выводят такие сорта, чтобы покупателям было удобно срывать фрукты. Мы набрали две сумки отменного продукта по 4 доллара за килограмм и потом неделю хрустели яблоками. Угостили и лесных зверушек, которых принято подкармливать в этой стране — белок, бурундуков. Они частенько заглядывают в окна и выпрашивают еду, хозяйничают на подворьях. Очень редко зимой в поселки и городки заходят бурые медведи, тогда приходится вызывать полицейских. Есть и скунсы, распространяющие вокруг такой «аромат», что приходится зажимать нос. Но в Канаде применять силу и оружие против диких животных не принято.

Дети — будущее любой страны

Мое месячное постижение новой страны шло по разным направлениям. Ежедневно провожая и встречая Маргариту в школу, а затем — в спортзал на занятия каратэ, общался с ее французской учительницей Сюзанной, тренером Майклом. Очень симпатичные, чуткие педагоги, довольно раскрепощенные молодые люди. Внучке оба тоже нравятся, и она с большим удовольствием ходит на учебу и тренировки. Такое было ощущение, что детям дают много свободы, особенно в движении. После окончания занятий почти все ребята высыпают на пришкольную спортивную территорию: бегают, висят на перекладинах, карабкаются на деревья, играют с мячом, — как говорится, «выпускают пар» после сидения в помещении. Один из самых больших перерывов посвящен еде, так как принято ее брать с собой. Раз в неделю Риту родители отвозят на машине в соседний городок в русскую школу, где дети наших соотечественников разучивают песни и стихи на языке Пушкина, рисуют, лепят, клеят. В итоге малыши не теряют своей «русскости» или, как говорят, идентичности.
Так как дочь за океаном уже родила гражданку Канады Катю и собирается стать мамой еще раз, мы невольно заводили с ней речь о местной бесплатной медицине. Из ее уст приходилось слышать только положительные отзывы о действенности системы «семейный врач», высокой квалификации специалистов разных профилей, современной технике. А к беременной женщине — внимание повышенное, за каждой на самых ранних сроках закрепляется доктор. Он полностью исследует состояние здоровья, если требуется, лечит, корректирует образ жизни, настраивает будущую пациентку на благоприятный итог. И так оно чаще и происходит, ведь Канада не только ежегодно попадает в тройку стран с самым высоким жизненным уровнем, но и имеет также низкую смертность при рождении детей. Достигается это многим: прямо-таки культом врачей, которые получают самую высокую зарплату, а также другими щедрыми отчислениями государства на нужды здравоохранения.
Дополнил наши разговоры о здоровье северян Илья. Зять рассказал о случае, когда ему пришлось звонить в местную службу спасения с просьбой оказать экстренную медицинскую помощь в ситуации, когда из желчного пузыря «пошел» камень. Буквально через несколько минут у порога уже стояли… полицейский и пожарный, а чуть позже подъехала машина «Скорой помощи». До появления врача огнеборец сделал моему родственнику нужный укол, снявший боль, а камешек тут же благополучно вышел наружу. Подобные эпизоды по оперативному оказанию помощи здесь не редкость.

О схожести и различиях

Очень роднит нашу страну и Канаду, прежде всего, климат. В Онтарио он напоминает Центральную Россию — и даже запахи идентичные. Северные территории тоже похожи: и температурами, и ландшафтами. Живя на Чукотке, с канадцами я познакомился еще там. Они у нас добывают золото на месторождении «Купол», исправно платят налоги, вкладывают деньги в социальные объекты и даже участвуют в культурной жизни округа. Крепкие, добродушные ребята. И россияне не затерялись в городах этого государства, придерживающегося нейтралитета. Они строят дома, варят сталь, водят машины, создают современные компьютерные программы, прекрасно общаются с коренными жителями и приезжими. На русских в мире наговаривают много всякого, но здесь о них хорошего мнения, так как сведения черпают не из газет, а из жизни.
Весьма запомнилась поездка на Ниагарские водопады. По рейтингу они считаются пятыми в мире, но по количеству воды, падающей с 53 метров, одними из самых мощных. Крупнейший, называемый Подковой, считается канадским, два других находятся уже на территории США. Наблюдая, как природа искусно смешивает водную взвесь, воздух и солнечный свет, трудно оторвать взгляд от возникающих радуг. А то, как хорошо дышится здесь, хорошо знают горные туристы и альпинисты, которые часто встречают в горах водопады.
Ниагара «раскручена», в смысле рекламы, прос­то феноменально, ведь ее посещает за год более 20 миллионов туристов со всего света. И если бы только они узнали про наши водопады на Кавказе, Алтае и в Сибири, то непременно поехали бы и к нам. Но рекламы нет, и российские красоты, в большинстве своем, остаются неведомыми для иностранцев. А здесь, когда я встал на палубу теплохода, идущего к мес­ту падения воды, и надел плащ для защиты от брызг «ниагарского шампанского», увидел людей со всех континентов, но больше всего из Азии, которых не останавливают ни низкие температуры, ни обильные снегопады.
Из других достопримечательностей отмечу 530-метровую башню в Торонто, на которую забраться помог лифт. На самом верху можно было за отдельную плату повисеть на веревках в альпинистских доспехах и насладиться адреналином, а также посидеть в ресторанчике и посмотреть на разномастные небоскребы, похожие на гигантские грибы, на пускающие солнечные блики шхун, снующих по озеру Онтарио.
В этом самом большом по населению городе и самом «русском» встретилось много разного и любопытного. Например, среди высотных зданий я обратил внимание на стилизованный большой ствол надломленного дерева, на котором примос­тился дятел, сделанный также руками художников. Думающие архитекторы, дизайнеры, строители словно напоминают горожанам, что живут они все же в лесной стране. Эти же цели преследуют и пожарные, по чьему настоянию в городах через каждые 200-300 метров находятся пункты «запитки» воды, то бишь гидранты. Итог предсказуем: пожары в тех краях редки.

«Мне ни за что не променять!..»

Как известно, рая на земле нет, даже в наиболее комфортных для жизни странах, к которым можно причислить Канаду. В провинциях ее порой разные законы, традиции, поэтому существует антагонизм между франко-говорящими и англо-говорящими людьми, даже дороги в разных областях не похожи по качеству. Семье дочери, например, не понравился Квебек, и она через год переехала в Онтарио. Говорит, что разница ощущается явно: в качестве жизни, ценах, культуре и даже в уровне бюрократизма. Проблем у эмигрантов хватает, особенно с трудоустройством, с приобретением жилья (оно очень дорогое). Но постепенно все налаживается, ведь большинство россиян, с которыми приходилось беседовать, находят свое место в стране, так похожей по природе и богатству земли на нашу. Здесь прекрасный чистый воздух, нет экологических проблем, низкая преступность, стабильная экономика.
Чего еще надо прагматичным личностям, ищущим лучшей жизни? Но автор относит себя к другому типу людей, любящих Отечество без оглядки на существующие недос­татки, по праву гордясь достижениями и традициями, славой предков. Просто мы тут родились, на что-то сгодились и ощущаем себя частицей этой талантливой нации, имя которой — русский народ. Поэтому и не смог я остаться на больший срок в Канаде, как ни просили родственники: уж очень заскучал по России и своему кубанскому дому!
Юрий ПРЫГОВ.
Фото автора.

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Общественно-политическая районная газета «Рассвет»   Войти