Главная / КУЛЬТУРА, ИСТОРИЯ / В жизни всегда есть место чуду, или Долгая дорога к материнству

В жизни всегда есть место чуду, или Долгая дорога к материнству

В канун Нового года
и Рождества Христова, как никогда, верится
в сказку, в чудо, которое помогает осуществлению самой заветной мечты. Надейтесь и верьте! Стремитесь к счастью! Знайте, что преодолеть
в этой жизни можно ВСЁ. Будет и на вашей улице праздник!

Расскажи мне эту историю кто-нибудь другой, я бы наверняка решила, что половина сказанного —
плод больного воображения выдумщика. Но герои моего рассказа — люди высокообразованные, всю жизнь они трудились на ответственных постах, что совершенно исключает склонность к мистификации. Да и знаю я их не один десяток лет как открытых, доброжелательных и иск­ренних граждан. В Успенском районе они многим знакомы, поэтому в рассказе буду использовать вымышленные имена. А уж о том, насколько удивительна история их семьи, судить вам, дорогие читатели.
Нонна и Искандер росли в многодетных семьях. Их родители в свое время занимали руководящие должности, поэтому после школы вопрос продолжения учебы в вузе был решенным. Юноша отнесся к получению знаний несерьезно, поэтому вскоре «загудел» в армию. Демобилизовавшись, он вернулся в родное село, где и встретил приехавшую на практику Нонну. Юность, любовь, свадьба… Чтобы не отставать от жены, Искандер восстановился в институте. И началась для них веселая, счастливая жизнь.
Первая тревога поселилась в сердце после незаметно пролетевших трех лет супружества. Пос­ле первого визита к врачу молодых людей ждал жестокий приговор: причина бесплодия — женское нездоровье Нонны. И начались мучительные хождения по кругам ада —
больницы, санатории, гормональные лекарства и снова больницы. Столько боли и страдания, но все без толку. Случайно встретив своего бывшего одноклассника, ставшего к тому времени большим ученым, Нонна поведала о своем горе. Тот обещал устроить ее в клинику к главному «светиле» в рес­публике. Диагноз профессора был очередным приговором: «Возможность родить ребенка совершенно исключена».
Женщины, у которых все в порядке со здоровьем, вряд ли поймут то отчаянье, которое охватило нашу героиню. И только те, кто сам прошел через этот ад, знают, каково это думать, что никогда в жизни не поцелуешь бисерные пальчики на ручках и ножках своего малыша.
Но жизнь продолжается, и надо как-то идти по ней дальше. Неизвестно, как бы сложилась судьба Нонны, если бы рядом не было Искандера. Мужественно и стойко переносил он все беды-несчас­тья, окружив жену вниманием и заботой. И что удивительно, его родители, особенно мама, ни разу не сказали сыну: «Найди другую женщину, которая родит тебе детей». Наоборот, всячески поддерживали веру, что «будет и на их улице праздник».
Однажды от сестер, живущих в республиканской столице, Нонна узнала, что есть женщина, обладающая уникальными способностями. В разные времена таких людей называли и ведьмами, и колдуньями, и прорицательницами, а
еще знахарками и экст­расенсами. Но народная тропа к ним никогда не зарастала. Нонна тоже решила поведать о своем несчастье. Встретила ее полноватая женщина, проживающая в скромном небольшом доме вдвоем с дочерью. Внимательно выслушав рассказ, сказала, что помочь родить она не может — это «не ее». А вот заглянуть в тайны судьбы попробует. Она посадила нашу героиню перед зеркалом, дала в руки пол-литровую банку с водой и сказала: «Смотри. На секунду там появится картинка. Запомни все до мельчайших подробнос­тей, потом расскажешь. Хорошенько подумай о том, что хочешь знать, спрашивай о самом важном».
Женщина встала сзади стула, положила на голову Нонны руки и наклонила ее лицо над банкой. Через секунду на дне появилась четкая, яркая и, что самое удивительное, цветная картинка. Ошеломленная Нонна всматривалась в нее.
— Там была я, а рядом два мужчины, — рассказала она. — Один — светлый, другой — черный. Светлого я узнала, это мой муж. А второго — нет.
— Светлый — твоя надежда и опора. Черный — тот, из-за кого у тебя нет детей, — пояснила целительница.
— А можно узнать, будут ли у меня дети?
— Можно задать три вопроса…
И снова наклонилась над банкой, от увиденного оборвалось все внутри. Нонна увидела себя уже не молоденькой девушкой, а зрелой женщиной с маленьким лучистым свертком на руках.
— Кто же мне поможет вылечиться? — воскликнула она.
В третий раз увидела женщину со стеклянным сосудом в руках. «Где же мне ее найти?» — спросила у хозяйки дома. «Тут я тебе не помощница», — ответила она.
Как на крыльях летела она домой, спешила поделиться с мужем радостью. Вот только одна тоненькая мысль иголкой сидела в сердце: «Черный человек… Кто он? Почему я его не помню?». Несколько дней не было покоя. Смутные воспоминания о пережитом страхе, сжавшем в комок все ее внут­ренности, никак не могли обрести четких очертаний. Наконец, в голове как будто что-то лопнуло, и белоснежный свет осветил три буквы «Бык».
…Послевоенная жизнь в селе была неимоверно трудна. Дети изо всех сил старались помогать родителям. Они вкалывали на огороде, ухаживали за хозяйством. Особенно плохо было с кормами. Основные сенозаготовки велись для совхоза. Людям оставалось лишь жалкое неудобье. Хочешь-не хочешь, а «прихватывали» селяне совхозное сено. Решилась раз и Нонка вместе с младшей сестрой раздобыть пропитание буренке. Около скирды копошилось много народу. Не успели девочки «надергать» себе сухой травы, как раздался крик: «Едет!». Все бросились врассыпную. Нонка сообразила, что говорят о директоре совхоза. Но куда бежать с малявкой?! Она выкопала в стоге нору, затолкала туда сестру, приказала молчать и плотно прикрыла сверху. Сама тоже залезла в стог и замерла. Визгнули тормоза подъехавшего «газика».
— Ну, куда подевались? Ведь видел же, что были здесь! Ну-ка, бери вилы, — сказал директор шоферу, —
повороши копну, может, найдем кого-нибудь.
Нонна похолодела от страха. Больше всего она боялась за сестру, ведь одним ударом страшных трехзубых вил ее проткнут насквозь. И вдруг прямо над головой раздался резкий звук, клок травы поднялся, и она увидела лицо шофера. Секунду смотрели друг на друга, и сено, тихо шелестя, опять посыпалось на нее.
— Да нет тут никого, наверное, сбежали в лес, —
послышался голос мужчины.
— Не может быть! Ну-ка, вот тут что-то рыхло, — и вилы опять подняли над головой сено.
— Ага, а я что говорил! — главный схватил Нонку за шиворот и, как котенка, выдернул из стога. Дрожа от ужаса, висела она в его железной руке, боясь открыть зажмуренные намертво глаза.
— Попалась, воровка! — и он с силой кинул девочку на землю.
Потом было правление совхоза. Отца лишили зарплаты на два месяца. А девочка от всего пережитого долго не могла прийти в себя. Люди сочувственно шептались за спиной: «Вызверился на ребенка. Бык он и есть бык». Так между собой называли в селе директора. Конечно, борьба с воровством — непростое дело, но, как часто бывает, наказание превысило вину: «Как украл петуха — не замолишь греха, свел отару овец — ах, какой я молодец!».
…Шли годы, по инерции ходила Нонна к врачам, но главной заботой были поиски той женщины, лицо которой она так хорошо запомнила. Но, увы, ни первое, ни второе результатов не давали. Кто не жил в то время, вряд ли поймет, чем рис­ковали супруги в своем желании иметь ребенка. Годы воинствующего атеизма были в прошлом, но даже простое крещение ребенка в церкви могло стоить коммунисту партбилета. А это значило навсегда распрощаться с карьерным ростом, возможностью работать по профессии. А хождение по бабкам-гадалкам? Это ведь недоверие к советской медицине…
Только очень близкие люди знали об их мытарствах. Однажды у очень близкой подруги возникли личные проблемы, и она попросила Нонну свозить ее к той провидице. Женщина жила почти затворницей и неохотно принимала людей. Но бывшую «пациентку» вспомнила, подруге помогла, а потом согласилась еще раз попробовать приоткрыть тайны судьбы и нашей героине. Едва сдерживая волнение, Нонна склонилась над водой, и из темноты всплыла картинка —
самая яркая из всех предыдущих. Худенькая, пожилая женщина в ярко-зеленой кофточке в мелкую белую крапинку.
У подруги вскоре все наладилось в семье, она забеременела и оказалась в больнице на сохранении. Слухами земля полнится. Среди таких же страдалиц узнала она адрес одной бабули, которая успешно лечит бесплодие. Когда Нонна нашла дом целительницы, то ахнула, увидев огромную очередь. Сколько же было их, объединенных общим горем и непреодолимым желанием стать матерью. Сухонькая старушка, на вид не меньше 80 лет, уложила на кушетку, ощупала ей живот, сказала: «Матка нормальная, но очень большой загиб… И есть припухлость справа. Будем лечить».
Она принесла пол-литровую банку и фитилек и стала прикладывать ее к животу. Сквозь прикрытые веки Нонна видела, как молитвенно шевелятся ее губы, как не по возрасту сильны руки. Шесть раз повторила она процедуру и велела приехать через неделю. Когда Нонна прибыла к назначенному часу, то, войдя в приемную, едва устояла на ногах. Бабуля сидела вся такая свежая, порозовевшая, в чистом платочке и в новенькой ярко-зеленой кофте в белую крапинку. Расплатившись после последней процедуры, которая стоила 21 рубль — почти треть зарплаты, Нонна вновь воспрянула духом.
К тому времени молодая семья решила перебраться в Краснодарский край. Смена климата тоже иногда помогает решению проблемы со здоровьем. Начались сборы, в суете и волнении женщина не придавала значения участившимся случаям недомогания и усталости. Только на прощание свекровь шепнула: «Забеременеешь, сделай снимок и пришли нам фотографию, а то люди говорят, мол, специально решили уехать, чтобы взять чужого малыша. А дочку назови Леночкой!». Вот такая вера была у человека!
Приезд в Армавир, устройство на новом мес­те, поиски работы и неприятные ощущения списывались поначалу на бытовые хлопоты. Но уже через несколько дней женщина вновь шла по до боли знакомой дорожке к кабинету гинеколога. И тут, как солнце после полярной ночи, — беременность 7-8 недель. И пусть теперь кто-то скажет, что нет счас­тья на земле! С учетом возраста, первых родов и предшествующих событий, положили женщину в отделение и предложили провести операцию «кесарево сечение». Через девять месяцев, отойдя от наркоза, она спросила врача: «Как там моя Леночка?». Все очень удивились тому, что она знала пол малыша. В то время об УЗИ и слыхом не слыхивали.
Шесть лет пролетели как один день. И вот однажды Нонна Дмитриевна вновь оказалась на операционном столе. Ей врач потом сказал: «В рубашке вы родились! Как еще родить умудрились с такой патологией?».
Вот такая история жизни о трудном пути к счас­тью материнства. И, несмотря на все тяжкие испытания, Нонне Дмитриевне удалось сохранить лучшие женские качества от простоты внешней до красоты внутренней. А когда на свет появились внучата, то ей стало понятно — жизнь только начинается.
Н.ПРИХОДЬКО.

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Общественно-политическая районная газета «Рассвет»   Войти