Долюшка женская…

С началом месячника оборонно-массовой и военно-патриотической работы в «Рассвет» все чаще приходят письма об участниках той далекой войны, о тружениках тыла и о том, как в районе проходят мероприятия, посвященные этой теме. Вот и ученица 11 «Б» класса Успенской средней школы №2 Диана Андреева принесла в редакцию рассказ о своей прабабушке Галине Витальевне Жигадло, с которым она принимает участие в краевом конкурсе творческих исследовательских работ «Великая Отечественная война глазами простых людей и их судьбы».

— Прабабушкина судьба не из легких, — рассказала Диана, — и мне почему-то кажется, что прочитать об этом будет интересно не только тем, кто ее помнит. Сколько пришлось испытать на своем веку людям, пережившим военное лихолетье, и при этом сохранить все самые лучшие качества души! У нас в семье не только бережно хранят прабабушкины фото и документы, но и пересказывают детям ее воспоминания о прожитом.
Мы предлагаем читателям тоже ознакомиться с ними.

Детство
и юность

Жил на свете замечательный человек, моя прабабушка Галина Витальевна Жигадло. Родилась она 21 сентября 1921 г. в городе Ровны — это в Западной Украине. У меня был и прадедушка Иван Назарович Иванченко, уроженец Кубани. Но рассказать я хочу сегодня именно о судьбе прабабушки Галины.
Мама прабабушки, Эмилия, работала в сельском хозяйстве, а отец, Виталий, — лесничим. Жили они в деревянном доме недалеко от леса, всегда держали большое хозяйство: коров, свиней, гусей, уток, кур. Как рассказала моя бабушка, свиньи у них паслись в лесу: питались там желудями и кореньями, а домой возвращались на зиму с приплодом. Например, если уходило 5 свиней, то возвращалось 25, узнавали их хозяева по хряку и свиноматке. На праздник резали свинью, коптили окорока, делали колбасы, солили сало, но продукты до поры до времени нельзя было кушать, так как шел рождественский пост. Все это пряталось в подвале, где еще стояли кувшины с молоком, со сметаной, творогом и маслом.
Однажды, когда прабабушка гуляла, она увидела, как в чужом дворе сушатся чулки и красивая кофточка. Эти вещи ей очень понравились, она их сняла и принесла домой. Родители увидели это и наказали ее — поставили в угол. От скуки ли, от обиды, она ковыряла мох, которым были законопачены щели между бревен, и нашла там случайно ключ от погреба. Галина открыла погреб, съела большой кусок колбасы, нашла соломинку и через нее выпила сливки. Наелась, напилась и пош­ла гулять.
И так продолжалось до самого Рождества. Никто и не заметил, как она тайком бегала в погреб, как съела несколько колец колбасы, отпивала сливки из каждого кувшина. Рождественские праздники все любили и почитали, всегда собирались семьями, с соседями, с песнями, с танцами, с гармошкой. Наступил праздник, в доме начали накрывать столы и заметили, что кувшины неполные, не хватает и колбасы, сметаны, половины окорока. А следов нет, ключ был на месте. Так домочадцы и не догадались, что это были проделки моей прабабушки.
Когда моя прабабушка была подростком, мама ее умерла во время родов, не выжила и новорожденная сестричка, а вскорости и отца Виталия убили браконьеры. Прабабушка Галина осталась одна. Ее забрала тетка Каролина, у которой было двое маленьких детей, вот за ними да за хозяйством и присматривала Галина. Ее все заставляли делать наравне со взрослыми. Рано она узнала, что такое труд, гулять времени у нее не было. Так она и прожила в этой семье до самой войны.

Пришла война…

Фашисты оккупировали Украину в 1941-м. Прабабушку и остальных девушек забрали в плен в Германию, где она работала на заводе. Жили они в очень трудных условиях: было холодно, голодно. У многих не хватало сил для работы из-за недоедания, угнанным давали похлебку из свекольной ботвы и очисток картофельной кожуры. Будешь ли сыт от такого варева? Но никто этим вопросом не озадачивался: пленных поднимали рано утром и гнали работать.
Пытаясь добиться справедливости своими силами, помочь нашим на фронте, прабабушка старательно делала брак в работе и выводила из строя станки для производства оружия, за это ее наказывали и даже хотели расстрелять, но она не падала духом, была терпеливая, смелая. Прабабушка не отступала от своей цели, и продолжала вредить им различными способами, помогая по-своему Красной Армии. Многие из пленных не выдержали такой жизни, погибли. А она выстояла, выдержала все невзгоды, находясь в плену до тех пор, пока советские войска не освободили их.
Вернувшись домой, она не нашла своих родственников. Да и в самом городе ничего не осталось, кроме печных труб. Приютили ее знакомые, которым прабабушка помогала по хозяйству, за что ее и кормили. Позже она участвовала в восстановлении города.
Прадедушка мой Иван Назарович Иванченко родился и жил на хуторе Клен (был и такой в нашем Успенском районе) с отцом Назаром и мамой Софьей, с сестрами Натальей и Матреной да с братом Дмитрием. Родители работали в колхозе, держали коров, пчел, кур, уток, свиней. Но главной животиной на подворье была корова: ее считали кормилицей, а эту семью — зажиточной. Все было у них хорошо, пока не началась война. Отца прадедушки убили на фронте. Хозяйство немцы повырезали.
Прадедушка Иван вое­вал в пехоте. Он был награжден орденами и медалями. За время войны дошел до Украины. Там его и застала Победа. Познакомились они с прабабушкой при весьма драматичных обстоятельствах. По дороге домой их обстреляла банда бандеровцов, прадедушку ранили и забрали в плен. Когда их вели, ему удалось сбежать. Случайно он попал во двор, где жила прабабушка, и попросил у нее помощи. Она его спрятала в дровянике, там прадедушка просидел трое суток, бандеровцы его искали, но не нашли.
Позже, когда все утихло, прадедушка предложил прабабушке поехать с ним, на его родину — Кубань, она согласилась, собрала небольшой узелок с вещами, и они отправились в путь.

Жизнь
на Кубани

Добирались домой около года. Дорога была трудной, т.к. прадедушка был ранен. Шли они пешком, ехали на крышах вагонов, на быках, в тамбурах. Обменивали вещи на продукты и стакан кипятка. Приехали они на хутор Клен, где жили его родственники, но родные не приняли невестку.
Жили молодые отдельно в брошенной хате, обстановки не было никакой, даже не на чем было спать: шинель да котелок с ложкой — все их богатство. Шинелью они укрывались, а из котелка ели. Питались тем, что ходили на брошенные кукурузные поля, собирали кукурузу, рушили ее, мололи, просеивали, из муки пекли лепешки, а из крупы варили кашу, так и выжили. Но позже дедушка окончил курсы трактористов и стал работать. Вскорости родилась моя бабушка Надежда (в 1947 году).
Это был очень тяжелый послевоенный год. Жили бедно, не задалась и семейная жизнь… Прабабушка была очень расстроена, она сильно изменилась: перестала улыбаться и смеяться, от веселой и жизнерадостной женщины ничего не осталось. Соседи поддерживали ее, убеждали, что нужно жить ради ребенка. Добрые люди помогали ей с присмотром за малышкой, и прабабушка вышла на работу на ферму.
Та зима выдалась очень суровой. И так было холодно, что телята замерзали. Тогда их стали отдавать колхозникам по домам, чтобы те смотрели за ними. Прабабушка взяла четверых. Для ухода за животными от колхоза развезли солому и молоко. Все телята выжили, были очень крупными. А когда зима закончилась, пришло время забирать их обратно на ферму, и заведующая МТФ, увидев, что все телята в очень хорошем состоя­нии, сказала прабабушке: «Выбирай себе любую телочку!». И прабабушка взяла ту, которая ей больше всего нравилась, со звездочкой во лбу, по имени Фиалка. К лету выросла хорошая корова, стали жить лучше. Со временем ее, правда, пришлось продать, но благодаря этому купили кровать, теплое одеяло, одежду, обувь.
Так и жили моя прабабушка Галя и бабушка Надя одни всю жизнь. Со временем прабабушка перешла на работу в полеводческую бригаду, ее удостоили звания «Ветеран труда». Ушла из жизни она на 67-м году. Но мне часто рассказывают о прабабушке Галине Витальевне Жигадло, о ее силе духа и нелегкой судьбе.
Д.АНДРЕЕВА.
Фото из семейного архива.

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Общественно-политическая районная газета «Рассвет»   Войти