Главная / ОБЩЕСТВО / ЛЮДИ ЗЕМЛИ УСПЕНСКОЙ / Небо, море, земля… Куда дальше?

Небо, море, земля… Куда дальше?

У каждого из нас жизнь складывается по-разному. Кто-то сам строит свою судьбу, а кто-то привык плыть по течению. Последняя характеристика уж явно не подходит семье Кулишовых из поселка Дивного.

Николай Федосеевич родился в селе Трехсельском незадолго до начала войны — в 1939 году. Отца призвали на фронт, где он и погиб. Его могила находится в Крыму, неудивительно, что именно туда вскоре решила переехать мама мальчика. Жили в местечке Карасубазар, которое находится недалеко от Симферополя, сейчас этот город называется Белогорск. Из четырех детей Коля был самым младшим и единственным после смерти отца мужчиной в семье.
Уже здесь Николай пошел в школу. Причем, умудрился сделать это дважды — в шесть лет и в семь. Первый раз его пригласила в свой класс жившая неподалеку молодая учительница, которая заметила активного и смышленого парнишку. Через пару месяцев Коле надоели ежедневные занятия, и он решил еще отдохнуть. Самым любимым детским увлечением стала живопись. Школьник принимал участие в выпуске стенгазеты, и при этом все окружающие отмечали наличие у него таланта.

На смену одному увлечению пришло другое — поэзия. Но не оно определило будущее Н.Ф.Кулишова. Последние школьные годы прошли уже на родине мамы — на Кубани, куда переехала семья нашего героя. Когда настало время выбора профессии, то юноша, не задумываясь, решил ехать в Армавир и поступать в летное училище. Притягивали и романтика выбранной профессии, и возможность увидеть страну.
Потом Николая, имеющего на тот момент звание лейтенанта, ждала работа в Липецке, где располагался крупнейший в стране военный аэродром. Летали в самые разные места — Москву, Кубинку, Кишинев, Краснодар, Ейск, Сумгаит и дальше вдоль границы. Через несколько месяцев, к огромному огорчению Николая Федосеевича, с любимой работой ему пришлось распрощаться. Он просто не смог пройти медицинскую комиссию, а требования к здоровью у военнослужащих всегда были строгими, тем более для пилотов. Тогда ему предложили пройти обучение в Ставрополе и стать штурманом, то есть руководить полетами с земли —
в аэропорту.

— Я вначале даже согласился, — вспоминает Николай Федосеевич, — но потом понял, что работа на одном месте всю жизнь меня совершенно не прив­лекает. Ведь в полетах на самолете было то, что давало возможность чувствовать себя нужным, активным, живым — постоянное движение, развитие, интерес. В последний момент я отказался от обучения. Взял большую энциклопедию и стал планировать, как жить дальше. Домой пока не тянуло, зато привлекли Красная Поляна и Алтай, устраивали и климат, и природа. Но разница между ними была существенная: в Краснодарском крае на одном квадратном километре проживало 45 человек, а на Алтае — на 45-ти километрах насчитывался один житель. В итоге же оказался я на Севере — в поселке Беринговском Магаданской области, рядом с проливом между Россией и Аляской. Решил, что небо я уже видел, пора познакомиться с водной стихией.

Бывшего военного летчика приняли механиком морских буксиров Беринговского морского порта. На протяжении целого сезона осваивал новую профессию, часто выходил в море. Но холода и сильные морозы не привлекали молодого человека, потянуло на юг. Вновь природная непоседливость толкнула нашего героя на переезд, и его выбор пал на знакомый Армавир.
— У меня никогда не было желания гнаться за большим рублем, разбогатеть. Старался трудиться так, чтобы на жизнь хватало. В тот момент найти работу в городе было непрос­то, чтобы не сидеть без дела, пошел на Армавирский стекольный завод —
стекловаром. Потом мне предложили работу снабженца в строительном трес­те Краснодара.

Работа Николаю Федосеевичу нравилась, в коллективе сложились прекрасные отношения, он заслужил уважение у руководства предприятия. Ему предложили квартиру в одном из строящихся домов. Но что-то вновь заставило подняться и уехать с насиженного места. Следующим местом стал Псебай.
— После назначения старшим товароведом на местной швейной фаб­рике я опять сменил род деятельности. Решил, что раз уже смог поработать в небе, на воде и на земле, то пора бы и под землей силы попробовать, — с улыбкой рассказывает Николай Федосеевич. — Так оказался в Медногорске, где обратился в шахтоуправление и сразу попросился в забой. В 47 лет угнаться за молодыми ребятами-шахтерами было непросто, поэтому пришлось отказаться от идеи и перейти оператором линии и председателем профсоюза на завод в Псебае, который выпускал гипсокартонные плиты, строительные смеси и другие материа­лы. Именно отсюда я и ушел на пенсию, после чего переехал в Новокубанский район.

— Не тяжело постоянно срываться с насиженного места, переезжать в новые города, искать работу? — задаю вопрос Николаю Федосеевичу.
— Поверьте, для меня гораздо тяжелее было оставаться на одном месте. Когда я достигал возможного предела по карьерной лестнице и видел потолок, а, значит, и отсутствие цели, то стремился начать все заново. Эта тяга у меня в крови. К счастью, и супруга всегда была легкой на подъем, поддерживала любое предложение, начинание. Я по гороскопу —
Заяц, она — Собака, вот и «бегает» все время за мной. Друзья наши ее декабристкой называют.
Самым трагическим и сложным испытанием для семьи стало наводнение 2002 года. Стихия уничтожила не только то, что было нажито, но и все документы. Пришлось восстанавливать.
— Возле моих фамилии и отчества постоянно происходили странности. То вместо Кулишова напишут Кулешов, то перепутают Федосеевича с Федоровичем. У меня даже в паспорте две даты местами поменяли — года выдачи документа и моего рождения. В молодости на такие мелочи внимание не обращал, а когда стал оформлять пенсию, то столкнулся со всей этой неразберихой…

После того, как пережили наводнение, решили не рисковать и переехать в другой населенный пункт, где не будет угрозы паводка. Среди нескольких вариантов выбрали поселок Дивный, где решили самостоятельно построить
дом.
— Вспоминать сейчас то время — удивительно. Первые дни мы ютились в небольшом сарайчике, было холодно, неуютно. Но буквально через полгода уже завершали возведение дома. К зиме успели справить новоселье.
Сейчас у Николая Федосеевича и Анны Алексеевны благоустроен двор, подрос фруктовый сад, в порядке содержится огород. Раньше супруги держали коз и пчел, сейчас —
только курочек. Часть овощей и фруктов пенсионеры продают на рынке в Армавире, остальное оставляют для себя.
— Я работаю на земле не столько ради выгоды, сколько из-за того, что нравится сам процесс выращивания овощей, ягод. С нетерпением жду теплых дней, уже рассада перца, помидоров на окнах поднимается, — говорит в завершение нашей встречи Анна Алексеевна.
Ю.АНДРЕЕВА.
Фото автора.

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Общественно-политическая районная газета «Рассвет»   Войти