Главная / КУЛЬТУРА, ИСТОРИЯ / ЖИВАЯ ИСТОРИЯ / «В них — долгая история веков…»

«В них — долгая история веков…»

Имена четырех долгожительниц сегодня вам с гордостью назовут в селе Маламино. Более девяносто лет радуются новому дню Надежда Алексеевна Нагорная, Екатерина Викторовна Чуйко, Мария Васильевна Новохатская и Пелагея Ивановна Олейникова. Сегодня, накануне Дня матери, мы немного расскажем вам о трех из них.

За особые заслуги

Дочери Надежды Алексеевны Нагорной сетуют на то, что мама им практически ничего не рассказывала о пережитом за долгую жизнь. Вот и сейчас на нашу просьбу вспомнить о самых памятных днях, она нехотя отвечает скупыми фразами:
— Всякое было. И вой­на была, и коров доили, и в поле работали, пололи, пшеницу косили да на элеватор возили на быках… Колхозная работа вся на нас была — на женщинах, детях и стариках, пока мужики воевали. Помню, отправляли зерно на фронт, а я спрашиваю: «Что, пшеницей солдат кормить будете?». Понять не могла, где ее молоть станут да хлеб печь. В войну посылали работать нас и на железную дорогу: рельсы носили, шпалы заменяли, —
молодые, крепкие были.
— Мама долго работала дояркой, свинаркой, —
продолжает ее рассказ старшая дочь Любовь Григорьевна Дороня. — Ордена «Знак Почета» она удостое­на в декабре
1973-го года за труд в полеводческом звене: свеклу растили. А саму награду ей вручили в Новокубанске в начале 1974-го.
Среди многочисленных наград и поощрений Надежда Алексеевна и ее дети выделяют еще одну —
медаль «За доблестный труд в Великой Оте­чественной войне 1941-1945 гг.». Она, как и слова землячки: «На степу работали, сил не жалели, колхоз держали!» — яркая характеристика подвига рядового советского труженика, проводившего на фронт отцов, мужей и братьев, забывшего, что значит вволю есть и спать.
Пятерых детей родила Надежда Алексеевна, сейчас в живых осталось четверо. И обо всех — дочерях Любови, Валентине, Татьяне и сыне Иване — земляки вам скажут, как о людях трудолюбивых, отзывчивых и уважительных. И в первую очередь — к своей маме.
А еще эту большую семью маламинцы в шутку окрестили «орденоносной». К материнским наградам прибавляются поощрения выросших и получивших хорошие специальности детей. У Любови Григорьевны, с пятнадцати лет проработавшей дояркой в колхозе, — памятная медаль «За вклад в развитие Кубани — 60 лет Краснодарскому краю» III степени. Валентина Григорьевна Олейникова, 36 лет отработавшая медсестрой в Успенской ЦРБ, удостое­на звания «Заслуженный работник здравоохранения Кубани».
…Не поддается годам Надежда Алексеевна. Дочери шутят: как в свое время на работу, так сегодня выходит она в сад и огород. А при необходимости может еще бабушка Надя и на чердак залезть, чтобы лично оценить состояние кровли и потолочных креплений. Такой вот неугомонный характер получила она при рождении.

«Делайте людям добро!» —
учила нас мама»

Что вспоминается Вам в долгие вечера, Мария Васильевна? Может быть, то, какими они выдавались на Вашей малой родине в Ставропольском крае? Как было шумно в родительском доме от детского гомона. Как учила ребятишек Ваша мама житейской азбуке, как не уставала повторять: «Не смейте обсуждать человека, не смейтесь над ним! Делайте людям добро и идите с ним по жизни!».
А, может быть, то, как началась Великая Отечественная? Как докатилась она и до отчего порога, как прятала ребятишек от оккупантов мама, да все равно не спрятала — погнали зимой молодежь немцы в Черкесск на рытье оборонительных сооружений. Как пришлось после возвращения из этой «командировки» обрезать косы в руку толщиной из-за кишмя кишевших в них паразитов.
— Я все вспоминаю, что было пережито, — говорит Мария Васильевна Новохатская, — и плачу: сколько всего было! Как сейчас помню 9 мая 1945 года. Мы в тот день ремонтировали комбайны в Невинке. Бежит к нам директор и кричит: «Ура! Ура! Победа! Победа!». Улыбаемся, плачем, обнимаемся… А потом на радостях нас директор домой отпустил. Так я все эти 20 километ­ров пешком проделала — не устала.
Ноги были в ту пору хоть и подмороженные, но еще здоровые. Это сейчас уже Марии Васильевне аукнулись все «прелести» переохлаждения и сопутствующих ему болячек: прикована она к инвалидной коляске. Но по-прежнему старается находить в жизни светлые стороны.
— Вот, научилась со своим новым транспортом хорошо обращаться, — демонстрирует она свои способности. — Дочь прооперировали (она и внуки живут в Болгарии), теперь все хорошо. Скучаю без них, конечно, но жизнь вспять не повернешь: пусть счастливы и здоровы будут! Обожаю читать! Если бы не читала, не знаю, что бы со мной и было. Приоритет отдаю газетам, и районному «Рассвету», конечно. Из дома уже не выйдешь, а новости узнать всегда хочется!
Что нужно матери для счастья? Уверенность в завт­рашнем дне для детей. И не только своих.
— Смотрю я на современную молодежь, — завершает наш разговор М.В.Новохатская, — и радуюсь за них: одеты, обуты, сыты, развлечения у них такие, что нам и не снились! Ради такого будущего и жило наше поколение. Лишь бы мир на планете сохранить удалось еще на долгие годы!

Мирного, солнечного неба!

В семье, где родилась Пелагея Ивановна Олейникова (Бабенко в девичестве) было двенадцать детей. Да не всем довелось долго прожить: кто в голодные годы умер, кто воевать пошел… Не осталась дома и Пелагея Ивановна.
— Можно сказать, что всю жизнь я провела в поезде, — вспоминает она. — В войну была санитаркой в санитарном эшелоне, после Победы — провод­ником на пассажирских поездах. Москва, Баку, Тбилиси, Краснодар, Новороссийск — всю страну объездила.
В мирное время, конечно, уже появлялось время полюбоваться красотами, проплывающими за вагонным окном. Только кто может с увереннос­тью сказать, не виделось ли ей за ним, как лежали в пятидесяти километрах от фронта вповалку раненые в ожидании спасительного поезда? Как спешили с их погрузкой хрупкие девушки, на которых с надеждой смотрели бойцы?
— А у нас одно лекарство в руках было — жгут, чтобы кровотечение остановить, —
вспоминает бывшая санитарка уже спустя 70 лет после Победы. — Погрузим их в вагон, где вместо привычных полок — люльки, чтоб раненые не падали, и — в тыл. Довезти бы живыми. И налет фашистской авиации переживали, и в лес бегали за дополнительными дровами, чтобы паровоз состав на горку поднять смог — все было. Но самое главное, мы ту войну не просто пережили: мы смогли фашистов победить!
— Мама наша везде успела, — поддержала разговор ее дочь Галина Васильевна. — Мы часто вспоминаем ее рассказ о том, как она мины на Невинку во­зила: показали ей, как руль держать да рычаг в кабине переключать — и вези! Однажды на дороге какая-то бабушка проголосовала, а куда ее брать? Немцы обстреливают периодичес­ки, а в кузове — снаряды…
— Ну, вот это и было мое первое боевое крещение, —
смеется Пелагея Ивановна. — А второе состоялось уже аж на Смоленщине. Только раненых погрузили, паровоз не тянет, а тут два самолета налетели да «утюжить» эшелон начали… Но как-то выбрались мы… А Сталинград когда впервые увидела, так и опешила. Господи! Разве ж это город был? Едем с ранеными — ни одного дома, ни одной стены, лишь камни вокруг. И только далеко-далеко проглядывалась одна хатка, может быть, рыбацкая была, да красивая Волга. А нам навстречу — эшелоны с бойцами идут: война продолжалась.
После ее окончания выбрала себе для жительства и работы Пелагея Ивановна Ростов, а потом снова перебралась в Маламино. Вырастила дочь и сына Владимира. Род продолжают трое внуков и 7 правнуков. Подписывая поздравительные открытки, мама и бабушка-прабабушка во главу угла ставит пожелание мирного, солнечного неба над их головами!
С.ПАВЛОВА.
Фото Е.Мерзлякова.
От редакции: рассказ о Е.В.Чуйко читайте в одном из следующих номеров «Рассвета».

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Общественно-политическая районная газета «Рассвет»   Войти