Главная / ОБЩЕСТВО / ЛЮДИ ЗЕМЛИ УСПЕНСКОЙ / «Все мы родом из этих великих побед!..»

«Все мы родом из этих великих побед!..»

Пятьдесят лет прошагали по жизни рука об руку супруги Людмила Ивановна Чайко и Виктор Ермолаевич Климантович: двадцать пять из них — по успенской земле. Коренные сибиряки в третьем поколении, они переехали на Кубань в начале девяностых годов прошлого века. И хотя и вспоминают частенько свою историческую малую родину, с первых дней прикипели всем сердцем к южному региону и к Успенскому району в частности.

Об этих годах они рассказывают, дополняя друг друга, вспоминая историю становления семьи и исторические вехи развития нашего государства, делясь личными эмоциями и настроением той эпохи.
— Мы с супругой познакомились в 1963 году, учась в Канском технологическом техникуме, в группе электрооборудования, — Виктор Ермолаевич по-мужски берет инициативу в свои руки. — А в феврале уже начали встречаться. Уехали вместе по распределению в Кадинский леспромхоз (это в Иркутской области). В Кадинке жили на квартире у местной бабушки: и как бы хорошо все для нас ни обустраивалось в плане работы, очень скоро мы поняли — жилья нам «не светило» даже как молодым специалистам.
— И тогда Виктор попросил, чтобы нам дали перераспределение с учетом того, что мы подумывали уже о ребенке, — продолжила Людмила Ивановна. —
Направили нас в город Зима, в Зиминскую сплавную контору (хотя мечтали мы о Братске — гремел тогда по Советскому Союзу этот город, будоражил комсомольские души), выдали большую семейную комнату в общежитии. Там же, в Зиме, 16 января 1966 года родился и сыночек наш Андрюша. Официально оформить свои отношения нам как-то было долго недосуг много времени занимала работа, некогда даже было узнавать, где ЗАГС располагался, хотелось зарекомендовать себя и в специальности, и на производстве (впрочем, мы и в гражданском браке чувствовали себя уверенно, разбалованными не были — вот жила в сердце уверенность в том, что рядом мы на все отмеренные судьбой нам годы).
А потом приехала моя мама, посмотрела на нас и сделала вывод: «Ну, что ж вы, ребята! Давайте будем регистрироваться!». Вот тогда мы и пошли в ЗАГС. Зарегистрировались
8 января, а через восемь дней и Андрюша родился! С его рождением появился у нас и большой коттедж о четырех комнатах, казалось бы — живи да радуйся, но в Братск по-прежнему тянуло, словно магнитом.
— Родители на шумной свадьбе не настаивали, — говорит уже Виктор Ермолаевич. — После гибели отца в 1943 году на фронте мама нас троих сама поднимала. Жили мы в деревне, старшим брату и сестре свадьбы играли, но они на них уже сами зарабатывали. Да я и сам не настаивал на большом торжестве, понимал, что счастье не в нем кроется. Устроили нам небольшую вечеринку, столы накрыли, по-семейному посидели — и все довольны остались.
Но к своей «братской» мечте мы все же плавно двигались! Уже в 1968 году к нам в Зиминскую сплавную контору приехал главный механик Плехановской лесоперевалочной базы Константин Усов. Мы разговорились, я показал ему большое энергохозяйство предприятия, ему понравилось, как я работаю, и он пригласил по возможности переехать в Братск (поселок Сухой, где располагалась контора базы, относился к черте города): «Город молодой, развивающийся, есть, где и работать, и учиться дальше, —
не пожалеете!». Так в мае, отработав по распределению положенные три года, переехали мы в Братск. Я продолжил трудиться энергетиком, а Людмила —
инженером-механиком на лесобазе. И все остальные наши годы жизни до переезда на Кубань были неразрывно связаны с этим городом-легендой.

«Ветер Братска»

Братску супруги отдали двадцать три года, работая все это время, как они сами подчеркивают, на хороших предприятиях. Город им понравился сразу: оправдал все юношеские мечты и комсомольским задором, буквально витавшим в воздухе, и легендарной Братской ГЭС, которую сдали в полную эксплуатацию в 1967 году и назвали в честь 50-летия Советской власти, отмечавшемся в год ее пуска, и новым жильем, и наличием вуза, музеев и многим-многим другим. Каждый год привносил в историю становления города новые весомые даты, свидетелями которых были и Людмила Ивановна и Виктор Ермолаевич.
— Город строила вся страна, — продолжают они свой рассказ. -Добровольцы на стройку съезжались со всего Советского Сою­за, поддержать их морально, приобщить к большой культуре приезжали многие знаменитости, встречи с которыми гостеприимно проходили в клубе «Глобус» (нам очень запомнился творческий вечер Александры Пахмутовой). Жизнь была насыщенной. Мы получили высшее образование, подрастал сын, который с серебряной медалью окончил школу, получил диплом в том же Братском энергетическом институте, что и его родители, отслужил в армии и затем долгое время работал по специальности.

Жизнь крутилась колесом. Да мы и сами себе не давали передышки. В редкие часы досуга старались выезжать на природу, на большой моторной лодке проводили время на Братском море (так называют коренные жители Братское водохранилище — прим. редакции): там было так же красиво, как и на юге. Побывали мы в Крыму и на Кавказе, в Греции и Болгарии, в Египте и Сирии, на Кипре (это был круиз по Средиземному морю); съездили в Шушенское, где проходила ленинская ссылка. Это место в силу своих климатических особенностей можно назвать Землей Санникова среди Сибири. Где еще будут на улице, словно на юге, зреть помидоры и расти арбузы? Только в Минусинской котловине! А вот бурятский Аршан напоминает уже немного Кисловодск…
Все бы хорошо, но выросшие, словно хорошим летом грибы, производства основательно портили экологию города. «Зеленые», очень активные в Братске, всеми силами боролись за восстановление чистоты природы и воздуха, но… Эта проблема продолжает оставаться актуальной для данной местности и сейчас.
— Я как-то, будучи в командировке в Ростове, насчитал над ним 360 дымовых труб (тех, что смог рассмотреть), — Виктор Ермолаевич крутит головой от избытка чувств. — Но с нашими их было не сравнить: в Братске труб — ого-го сколько!
Может быть, поэтому, а, может быть, еще и потому, что заскучали супруги, когда добились в жизни всех возможных материальных благ, но с большим энтузиазмом восприняли они весть о том, что у них, как и у многих коллег, появляется реальный шанс переехать на Кубань.

«По жизни — романтики!»

— Мы по жизни — романтики! — говорят они. — Как начали искать свой Братск, так и продолжили. Тихой пристани никогда не искали, да ее и не было. Летом 1991 году мы на Кубань «десантом» высадились, — смеются оба, — с техникой, с большими возможностями, которые предоставлялись государством братским предприятию (ЛПК-22), находящемуся в подчинении Министерства обороны, с желанием пригодиться новой малой родине. Там, где сейчас располагается новый благоустроенный уже микрорайон, на тот момент свистели перепела.
А началу строительству положила встреча в кабинете бывшего тогда председателем Успенского райисполкома Владимира Андреевича Бекетова, которая состоялась несколько ранее — в феврале. Владимир Андреевич поручил приглашенным им заместителям и специалистам выехать в Братск, оценить масштабы предприятия и его возможности, а потом уже сделал заключение о выгоде для района поступившего предложения. Так нам выделили землю под строительство — 20 участков.
Виктор не вылезал из командировок: по распоряжению предприятия закупались стройматериалы — стекло, плитка, оцинковка, линолеум, кирпич, с которым, несмотря на стабильную работу Коноковского кирпичного завода, была напряженка. Началось большое строительство, под которое было определено 280 участков. Задействовались бартерные связи. Так в район пошел сибирский лес, по возможности помогали и с «добыванием» других дефицитных материалов и оборудования. К примеру, в клубе хутора Украинского был установлен новый отопительный котел, а на водозаборе появились новые насосы, привезенные из Москвы.
Все делалось очень быстро. Мы получили техпаспорт на дом уже в 1993 году. Кстати, с помощью нашего предприятия для его сотрудников было построено в Успенском десять домов, а уже в следующие годы практически все бремя их возведения легло на плечи самих застройщиков — начинали сказываться последствия спада в экономике государства.
К новому микрорайону прокладывали водопроводные и электрические сети, пять лет велась его газификация, подводили другие жизненно необходимые коммуникации. Со временем появилась и телефонная связь. А в начале девяностых, чтобы отчитаться о ходе строительных работ, Людмиле Ивановне приходилось вставать глубокой ночью, чтобы в три часа утра с телефона, установленного в здании водозабора, успеть дозвониться до руководства предприятия в Братск.
Главной особенностью утра каждого нового дня в то время для супругов Климантович-Чайко стал неповторимый строительный перестук: «Молотки стучали; как колокольчики, мастерки звенели — лучшей музыки человеку, наверное, и не надо…». И его они вспоминают и сегодня.
Наверное, потому, что связана эта музыка души с экономической стабильностью и процветанием государства и каждой конкретной семьи, с гарантированными мирными рассветами над Кубанью, с тихими семейными чаепитиями по вечерам. Звенят в чашечках ложки, смеются внучка с мужем и внук, лепечет о чем-то своем правнук. И, уединившись, беседуют отец с сыном: Андрей очень ценит такие разговоры по душам с родителем.
Жаль, что не часто сейчас доводится уже так собираться: сын и внуки удались у «золотых» юбиляров такие же неугомонные по характеру, как и они сами. В последний раз семейная встреча состоялась в Краснодаре по случаю 50-летнего юбилея супружества Людмилы Ивановны и Виктора Ермолаевича.
С.УСОВА.
Фото Е.Мерзлякова и
из архива семьи Климантович-Чайко.

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Общественно-политическая районная газета «Рассвет»   Войти