Главная / КУЛЬТУРА, ИСТОРИЯ / ЖИВАЯ ИСТОРИЯ / Найдены обломки самолета капитана Свеженцева

Найдены обломки самолета капитана Свеженцева

Поисковик Краснодарской краевой общественно-поисковой организации «Кубанский плацдарм» Галина Мас­типан позвонила в редакцию газеты «Рассвет» 14 июня. И сообщенная ею новость проняла нас до мозга костей, до «мурашек» на коже.

— Наши ребята нашли место гибели вашего земляка — летчика Свеженцева и обломки его самолета, —
рассказывала Галина. — Очень кропотливо отработали в архивах, чтобы по фрагменту заводского номера двигателя определить, кому же принадлежал самолет. Теперь уже можно с уверенностью говорить о том, что это был истребитель Федора Климовича Свеженцева.
Мы передали новость родственникам Ф.К.Свеженцева, рассказали им и о том, что пока на малой родине фронтовика собираются вписать его имя на памятник землякам, павшим в Великую Отечественную, установленный в Маламино, краснодарские поисковики, не откладывая дело в долгий ящик, уже заняты изготовлением памятной таб­лички. Пока ее планируют установить в ближайшее время на старом хуторском кладбище Шибика-2, на котором в мае сорок третьего года похоронили летчика.
Много можно было бы порассуждать на эту тему. Но «что слова, — истлели слова…». Поэтому скажу лишь одно: в ближайшее время мы запланировали редакционный выезд к месту гибели Ф.К.Свеженцева. Наш следующий репортаж на эту тему будет уже с места былых боев на «Голубой линии». А пока предоставляем заочное слово заместителю руководителя «Кубанского плацдарма» Евгению Александровичу Порфирьеву.

«29 боев капитана Свеженцева»

В Интернет-журнале «Кубанский плацдарм» среди последних статей, рассказывающих о находках поисковиков и судьбах воинов Великой Отечественной, есть документальный рассказ «29 боев капитана Свеженцева», отрывки из которого мы сегодня предлагаем нашим читателям. Они хорошо дополняют и уточняют предыдущие публикации «Рассвета», посвященные нашему легендарному земляку. А его автор — Евгений Порфирьев.
«Когда речь заходит о воздушных сражениях в небе Кубани, то в первую очередь на память приходят имена таких прославленных советских летчиков-истребителей, как Александр Покрышкин, братья Дмитрий и Борис Глинка. Еще немного покопавшись в уголках своей памяти, можно вспомнить имена Героев Советского Союза Дмитрия Калараша и Вадима Фадеева. Но среди защитников Кубанского неба были и те, кто мог бы заслуженно стоять в одном ряду с этими легендарными пилотами, правда, они оказались незаслуженно обойдены вниманием авторов, пишущих о войне.
Следующим своим рассказом мне хотелось бы исправить эту несправедливость и поведать читателям историю нашего земляка, командира звена 812-го истребительного авиационного полка (ИАП) капитана Свеженцева.
…Сухие строки оперативной сводки штаба авиадивизии №01 от 20.04.1943 года так отра­зили первый боевой вылет Федора Свеженцева:
«812 ИАП 08.50–10.16 16 Як-1 прикрывал вой­ска на поле боя в р-не Новороссийск. Вели воздушный бой Н=3000-4000 м
с 6 Ме-109, 2 Фв-189
и 12 Ю-88. В результате боя капитаном Свеженцевым сбиты 1 Ме-109 и
1 Фв-189, л-том Тюгаевым —
1 Ме-109 и 1 Фв-189,
ст. л-том Батычко 1 Ю-88. Группой майор Еремин, л-т Тищенко, капитан Наумчик, сержант Патраков сбит 1 Ю-88.
Не вернулись с задания на свой аэродром мл. л-т Адамчук, л-т Морозов, с-т Бабукин, л-т Сорокин, с-т Ковалев, старшина Заспини, с-т Иванов. Вынужденно сел на аэродром Тимашевская ст. с-т Мартыненко».
В своем первом бою Федор Свеженцев сбил два самолета противника, и в дальнейшем его фамилия будет фигурировать в каждой оперативной сводке дивизии вплоть до 8 мая 1943 года. Капитан Свеженцев станет, возможно, единственным пилотом, у которого число боевых вылетов будет равняться числу проведенных воздушных боев —
29. Всего за две недели пребывания на фронте он сбил 11 самолетов противника и за это же время был дважды награжден бое­выми орденами: Отечественной войны II-й степени (приказ по 3 ИАК №01/н от 25.04.43 г.) и Красного Знамени (приказ по
3 ИАК № 3/н от 06.05.43 г.).
8 мая 1943 года 265-я истребительная авиадивизия (ИАД) имела боевую задачу прикрывать боевые порядки наших войск в районе высоты 118,0 (1 км северо-восточнее Неберд­жаевской). В оперативной сводке штаба дивизии №19 от 08.05.1943 года, как обычно по-армейски коротко и сухо, описан последний бой капитана Свеженцева:
«09.50 5 Як-1 вели воздушный бой с 2 Ме-109 в р-не Неберджаевской Н=4000-1000 м. В результате боя не возвратился с боевого задания командир АЭ (авиаэскадрильи — прим. редакции) капитан Свеженцев».
О том, что произошло после тарана, мы можем достоверно узнать из рапорта л-та Лисицина, занимавшегося в полку установлением судеб летчиков, не вернувшихся с боевых заданий. Согласно собранной им информации в результате опроса очевидцев воздушного боя, в том числе пехотинцев, наблюдавших с земли за событиями в небе, было установлено, что капитан Свеженцев 08.05.43 г.,
таранив немецкий самолет, выпрыгнул на парашюте на Н=1500-2000 м,
был расстрелян немецкими истребителями и на землю упал мертвым. Самолет врезался в землю в районе хутора Шибик-2. Свеженцев похоронен 700 м
западнее хутора Шибик-2.
В этот день немцы действительно подтвердили потерю в районе Крымской трех своих истребителей Ме-109 и повреждение еще одного. Один из безвозвратно потерянных «мессеров» был уничтожен огнем зенитной артиллерии, два других сбиты в воздушных боях с нашими истребителями. Причем один из них — в результате тарана Як-1б. Правда, авторство этого тарана принято признавать за пилотом 43 ИАП лейтенантом Маковским, но сейчас, по вновь вскрывшимся обстоятельствам, есть все основания пересмотреть эту версию. Тем более, что в соответствии с оперативной сводкой штаба 278 ИАД № 21 от 08.05.1943 г.
лейтенант Маковский в этот день вылетел на боевое задание на самолете Як-7б, а первые самолеты типа Як-1Б были зачислены в состав 278 ИАД лишь на следующий день —
09.05.1943 года. Кроме того, согласно оперативной сводке, Маковский таранил Ме-109 юго-западнее Крымской, а именно там, в квадрате 75263 по системе координат люфтваффе, заявлен второй потерянный немцами в этот день «мессер».

Как это было. Наше время

— Второго мая 2016 года, — рассказывает далее Евгений Александрович, — нашей поисковой группой отрабатывалось место падения советского самолета в районе бывшего населенного пункта Шибик-2. В послевоенные годы местные жители извлекли из земли и сдали в металлолом обломки самолета. Тем не менее, вокруг воронки было разбросано достаточно много фрагментов машины, по которым удалось установить тип самолета — Як-1б. Элементов парашютной системы либо останков летчика поблизости обнаружено не было, и все указывало на то, что пилот покинул самолет и спасся на парашюте.
На месте падения найдены и фрагменты бортового вооружения — пушки ШВАК. За прошедшие 70 лет они сильно корродировали, и нам, к сожалению, не удалось обнаружить и прочесть на их поверхности заводские номера, которые в свою очередь могли бы позволить установить номер самолета, а также — имя и судьбу пилота.
Единственной зацепкой был обломок блока двигателя, на котором отчетливо читалась цифра «1»: последняя цифра заводского номера мотора М-105ПФ (на снимке). Почти месяц времени потребовался на то, чтобы исследовать документы по потерям наших истребителей Як-1б в райо­не хутора Шибик-2. Среди всех самолетов данного типа, сбитых в этом районе, только у одного номер мотора заканчивался цифрой «1». Это был Як-1 №24120 с мотором М-105ПФ №4-2911 капитана Свеженцева из состава 812 ИАП.
Несмотря на то, что хутора Шибик-2 уже давно нет, до наших дней сохранилось старое хуторское кладбище. Большинство захоронений на нем пришли в упадок, за исключением некоторых. Но могилы с именем капитана Свеженцева среди оставшихся нет — со временем она была утрачена, как и многие другие. Более того, согласно данным сайта Мин­обороны РФ ОБД «Мемориал», имя капитана Свеженцева не увековечено ни на одном из воинских мемориалов, его нет даже в Книгах Памяти.
Рассказать всем об этом человеке, о его жизни и короткой, но поистине героической судьбе летчика-истребителя — это самое малое, что мы можем сделать для восстановления памяти о командире эскадрильи 812 ИАП капитане Свеженцеве, родившемся на кубанской земле и отдавшем за нее жизнь.
А вот еще один комментарий, оставленный уже на другом сайте:
— Провел небольшую сравнительную характеристику Свеженцева с другими известными советскими асами.
По показателю: количество боевых вылетов/количество воздушных боев —
ему равных нет, 100-процентный результат.
По показателю: количество боевых вылетов/количество сбитых самолетов противника — он оставляет далеко позади всех (0,38). Ближайшие к нему летчики по этому показателю — Иван Кожедуб (0,19) и Дмитрий Глинка (0,16).
По показателю: количество воздушных боев/количество сбитых самолетов — его опережают все те же И.Кожедуб (0,53) и Д.Глинка (0,5), но опережают на десятые доли (у Свеженцева — 0,38).
Для объективности использовал официальные данные не только тех летчиков, которые пережили войну, но и тех, кто воевал и погиб на Кубани, например — Фадеева. Кстати, по показателю: количество воздушных боев/количество сбитых самолетов у Свеженцева с Фадеевым —
практически одинаковый результат.
При этом нужно учитывать, что все «участники рейтинга», кроме самого Свеженцева, имели более чем по 300 боевых вылетов и колоссальный опыт боевых действий. Опыт боевых действий самого Свеженцева — всего две недели.

Вместо послесловия

Поставлена последняя точка в последнем абзаце. Но почему так тяжко на сердце? Семьдесят один год прошел со Дня Великой Победы. Семьдесят три — с момента гибели Федора Климовича Свеженцева. Спасибо чужим людям — похоронили героя по-человечески. Но за могилой не уследили… А где же были все мы даже просто за истекший год, минувший с даты подготовленного мной к первой публикации материала?
Вроде бы и не сидели сложа руки, а ведь последней точки в деле увековечения памяти нашего прославленного земляка так до сих пор и не поставлено…
С.УСОВА.
Фото предоставлено КК ОПО «Кубанский плацдарм».

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Общественно-политическая районная газета «Рассвет»   Войти