Главная / ОБЩЕСТВО / БУДЬ ЗДОРОВ! / «Это надуманный стыд»

«Это надуманный стыд»

Психологи краснодарского СПИД-центра рассказывают,  что даже с ВИЧ можно жить полноценно.

В Краснодарском «Клиническом центре профилактики и борьбы со СПИД» с ВИЧ-инфицированными людьми работают психологи и психотерапевты. Сюда приходят, когда надежды и веры уже не осталось, когда особенно нужна поддержка специалиста. Здесь 5 дней в неделю работают врач-психотерапевт Нина Андреевна Давыдова и клинические психологи Елена Викторовна Шафранова и Эльвира Анатольевна Попова. Сегодня они рассказывают, как вдохновляют пациентов на новую жизнь.
Общество к ВИЧ-инфицированным относится настороженно и предвзято. Получается, что ВИЧ не только разрушает организм человека, но и отталкивает от него людей?
Н.А.: Настороженное отношение в обществе сегодня можно наблюдать к инвалидам, к людям с венерологическими заболеваниями, с психологическими отклонениями. Это обычная реакция. Конечно, к ВИЧ-инфицированным людям отношение более предвзятое. Даже те, кто более информированы, все равно стараются держаться подальше. Да, они знают, что ВИЧ не передается через рукопожатие, но победить собственное предубеждение не в силах.
Может быть, все из-за того, что люди до сих пор думают, ВИЧ — это болезнь, присущая только наркоманам?
Н.А.: И поэтому тоже. Хотя мы уже знаем, что 40% всех зараженных далеко не наркоманы, но мы именно эту сторону и видим. Когда человек к нам приходит, он, в первую очередь, говорит — мне стыдно. Я готов умереть, но только не от ВИЧ. Он опасается реакции общества и не готов открыть свою проблему. В какой-то степени, проблема имеет право быть закрытой. Но от этой болезни сегодня никто не застрахован.
В последнее время некоторые знаменитости стали признаваться во всеуслышание о своем положительном ВИЧ-статусе. Стоит ли брать с них пример?
Е.В.: Их заслуга в том, что они поднимают эту проблему, открывают ее для общества. Они показали, что ВИЧ может коснуться каждого. Но обычному человеку будет тяжело справиться с такой эмоциональной нагрузкой. Звездам в этом случае проще.
А кому тогда можно признаваться в этом?
Е.В.: Не стоит признаваться всем подряд. Больной может поделиться со своими близкими, родителями. На работе, например, делать этого не стоит. Человек может столкнуться полным отторжением и неприятием.
Нужно ли посещать психолога в обязательном порядке, если человек заразился ВИЧ?
Э.А.: Это добровольное решение каждого человека, если он чувствует, что нуждается в помощи, в общении, он приходит. С психологом он может обсудить все проблемы, которые его коснулись из-за заболевания.
Это бесплатно?
Н.А.: Да. Лечащий врач дает направление, либо сам, либо по просьбе пациента. Остаться один на один с ВИЧ — очень сложно. Поэтому граница между человеком с ВИЧ и обществом должна размываться. В разумных пределах, конечно. Бывает, что общество еще не успело отреагировать, а человек уже говорит — мне стыдно за себя! Это внутреннее восприятие болезни нужно преодолевать вместе с психотерапевтом и психологом.
Можно ли жить счастливо/полноценно с ВИЧ?
Н.А.: Я думаю, что не только можно, но и нужно. Человек должен понять, даже с ВИЧ-инфекцией он все равно остается собой. Со своим прошлым, настоящим, будущим. И помочь ему в этом — наша задача. Это очень опасно, потерять себя в болезни, в любой болезни, не только ВИЧ.
Э.А.: Наша задача также помочь пациенту принять диагноз, осознать его. Когда человек принимает его, он понимает, что можно жить так же качественно. Жить, отдыхать, получить терапию.
Какова роль семьи в этом вопросе?
Н.А.: Семья — это переходный мостик к социуму. Если семья не принимает человека с ВИЧ, он еще сильнее закрывается. В таких ситуациях можно оценить изначальный уровень доверия в семье. ВИЧ вообще не причем. Есть случаи, когда человек приводит за руку маму в кабинет и говорит, что у него нет от нее секретов. А бывает наоборот. Человек говорит, что он и так для мамы плохой, а тут еще и ВИЧ.
Е.В.: Люди, которых поддерживает семья, быстрее адаптируются, чувствуют себя уверенней. Поэтому мы всегда «за», когда больные приводят с собой в кабинет к психологу близкого человека.
Почему люди сейчас стыдятся попросить у своего полового партнера справку о том, что он здоров? Ведь защита от ВИЧ — это нормально.
Н.А.: Стыдливость — это как черта характера, невротический компонент. Там, где нужно иметь настороженность, они не проявляют ее. Голову в песок прячут. Да, здорового человека ВИЧ может и не коснуться. Но вот если человек ВИЧ-инфицирован, если это женщина особенно, которая собралась рожать, продолжает отрицать существование ВИЧ, тогда страшно. А мы с такими случаями сталкивались. Мы уговариваем людей начать лечиться и принимать лекарства. Иначе на фоне таких состояний люди в реанимацию попадают.
Вроде бы сейчас проблема ВИЧ поднимается активней. Когда люди перестанут «строить стену» от этой болезни?
Н.А.: Понимаете, общество не должно давить на человека, нужно постоянно говорить об этой проблеме. Тем более, что иммунология тоже не стоит на месте. Я уверена, что ситуация с каждым годом будет улучшаться.
Но почему тогда количество ВИЧ-инфицированных растет? Может, дело в том, что у нас детей не учат сексуальной грамотности?
Н.А.: Я много думаю над этим вопросом. Фундаментальная база в каждом из нас заложена бессознательно. Нужно делать акцент на семейные ценности, не стоит уделять чрезмерное внимание сексуальности. Программа сексуального развития должна быть очень взвешенной. Меня пугает то, что в ней нет предела. На Западе уже есть прецеденты, когда человек сам выбирает свой пол.
ВИЧ-инфицированные организуют группы самопомощи? Как вы смотрите на такое?
Э.А.: Если это не в ущерб человеку, если это помогает ему, просвещает его о болезни, тогда мы «за». Но если это человек, который уверен, что ВИЧ нет, он лечится у так называемых бабушек, у дедушек, тогда мы «против». В любом случае пациент должен наблюдаться у специалиста.
Беседовала Эльвина Абибуллаева.

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Общественно-политическая районная газета «Рассвет»   Войти