Главная / ОБЩЕСТВО / Как «консенсус» породил «толерантность», или О «синергии» образованности

Как «консенсус» породил «толерантность», или О «синергии» образованности

Четыреста пять лет назад народная армия под предводительством «мелкого «торгового человека» Кузьмы Минина и молодого новгородского князя Дмитрия Пожарского изгнала польских захватчиков из Москвы. За минувшие столетия попытки захватить нашу страну и покорить населяющие ее народы повторялись неоднократно. И первое, с чем начинали бороться временные завоеватели, было вытеснение из обихода русского языка — языка государственного, великого, могучего и несравненно красивого.
Только прахом пошли все старания иноземцев: Россия не только оставалась свободным государством, но и освобождала от ига другие страны, сохраняла свою духовность, свои вековые традиции, свой язык, о чистоте которого всегда ратовали великие умы государства.
«Во век отеческим языком не гнушайся!» — призывал соотечественников А.Сумароков еще в 1769 году, возвращавшийся к этой теме достаточно регулярно. Посвящали «великому и могучему» свои произведения в стихах и прозе и другие классики русской и советской литературы. Да вот только слышим ли мы сегодня их глас?
Взяться за эту тему побудило усиливающееся засилье современного русского языка терминами и терминологией с «импортными» корнями да неоправданные (на наш взгляд) замены русских и «обрусевших»
с годами слов.
Включаешь телевизор — и слышишь какой-нибудь очередной иностранный «наворот». Берешь в руки газету — и вновь что-нибудь эдакое, после которого кидаешься к словарям. Причем, выручить нас могут лишь те, что выложены в Интернете: классические бумажные начинают «сбоить» — не получается у них идти
в ногу со временем.
К примеру, мы всей редакцией пытались освоить слово «синергия». Хочу сказать, что понять «перевод» так и не получилось: «Синергия, —
записано в Википедии, — это суммирующий эффект взаимодействия двух или более факторов, характеризующийся тем, что их действие существенно превосходит эффект каждого отдельного компонента в виде их простой суммы, эмерджентность». Супер! Не правда ли? А ведь на ум приходит простое русское выражение «взаимовыгодное сотрудничество».
Оказывается, «маржа» — это прибыль. А «волатильность» — просто изменчивость (хоть и признан этот термин «важнейшим финансовым показателем и понятием в управлении финансовыми рисками»). «Биткоины» являются единицами совершения платежа в Интернет-сети — по сути, они стали электронными деньгами, ничем, причем, не обеспеченными. С трудом освоили многие киноманы понятие «ситком»: оказывается, это просто «ситуационная комедия». И приводить примеры можно еще очень долго.
— «Хайпанул» на самый «дзэн», — смеялись мои коллеги, когда узнали тему этого материала. А увидев мои округлившиеся глаза, выдали замечательный комментарий-пояснение: — «Хайп» — это то же самое, что «тренд», но просто более молодежно!
Ну, да, молодежь вкладывает в эти слова понятие «модно», хотя первое переводится как «навязчивая реклама, шумиха, ажиотаж», а второе — «тенденция». А вот под «дзэном» уже подразумевают даже определенное молодежное поколение.
— В принципе, все эти словесные новомодности непонятны, — решительно подвела итог нашим языковым «раскопкам» одна из коллег. — А когда сталкиваешься с ними, когда не можешь быстро найти их определение-расшифровку, так и хочется либо переключить телевизор на другой канал, либо закрыть газету. Начинаешь нервничать: вроде бы, мы все русские люди, должны знать и любить родную речь, а ведь с такими темпами и русского языка скоро
не останется…
…В приснопамятные всем годы перестройки народился «консенсунс», который, наверное, стал базой для другого «иноземца» — «толерантности». А вот теперь и «коины», и «тьюторы» с «праймеризом» пожаловали. Так мы и до «синергии» докатились. Невольно вновь вспоминаешь поэтов-классиков: «Скоро только очень образованный француз будет кое-что соображать по-русски», — это уже Владимир Маяковский и его «Американские русские», написанные в 1925 году.
Но завершаю наш языковый экскурс все же на позитивной ноте: предлагаю вашему вниманию новое стихотворение Таисии Николаевны Меркуловой. Оно — для души и о душе, для жизни — и о ее смысле…
Все пылало вокруг, остывая к рассвету,
А теперь ты, земля, под осенним тоскуешь дождем.
Ты мне снишься ночами, наше южное лето.
И я просто боюсь, что когда-то забуду о нем.
Сберегу лепестки золотистого цвета,
Пусть они оживут в зимнем царстве светло.
Я надолго запомню это звездное лето
И родимых полян неземное тепло.
Но не все еще песни душевные спеты.
Не черствей, мое сердце, равнодушью назло!
Повезло нам с тобой, отпылавшее лето!
Только знать бы точнее, повезет ли еще…
Я не буду играть со своею судьбою.
И не стану казаться, — я хочу просто быть.
Распахни свои крылья над моею землею,
Самый преданный ангел, помогающий жить!
Я хочу небесам до земли поклониться,
Что открыли глаза на страданье и боль,
Что учили меня не винить, а виниться,
За дожди поклониться и еще за любовь.
Где-то тихо грустишь или прячешься где-то,
Отдыхая, как все, от хлопот и забот.
Ты приснись мне еще, незабытое лето, —
Полыхающих зорь голубой небосвод!..
И до тех пор, пока у нас есть такие самобытные поэты, как наша землячка из хутора Веселого, как ее коллеги по «литературному цеху», красота языка русского будет жить!
С.УСОВА.

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Общественно-политическая районная газета «Рассвет»   Войти